старая кошь Басько (basja_n) wrote,
старая кошь Басько
basja_n

мои рассказки

Рассказ из группы Г Колфана.
Мимо финала.

Нага Панчами


- Как вы думаете, майор, мальчишка действительно лжец?
После вечернего чая молодой лейтенант армии ее Величества Дориан Грин сидел в курительной комнате пансиона матушки Мэгги напротив майора Оскара Хорса – своего недавнего знакомого. Оба, казалось, были полностью поглощены своими трубками, и поэтому вопрос прозвучал в тишине неожиданно громко.
- Если бы вы пожили в Индии с моё, дорогой друг, то от подобных историй у вас была бы такая же изжога, как от плохо приготовленного карри, - майор выпустил изо рта пару красивых колечек дыма и продолжил мурлыкающим, как у сытого кота, сочным баритоном. – Эти туземцы склонны к фантазиям, особенно, если хотят выклянчить лишнюю пару монет с таких простодушных слушателей, как вы.


Накануне этого разговора произошло незначительное на первый взгляд событие с весьма серьезными, как мы увидим дальше, последствиями. Эти двое собеседников встретились на узких улочках Калькутты. Встреча не была ими запланирована, но когда снимаешь комнаты в одном пансионе и ходишь по одним и тем же общим знакомым, то пути пересекаются даже чаще, чем ты этого хочешь. Молодой Дориан возвращался из музыкальной гостиной жены полковника Глайда и думал, что его планы задержаться в столичном городе придется менять, потому как мадам полковница делает уж совсем прозрачные намеки о матримониальных планах относительно симпатичного лейтенанта и своей средней дочери Энджелы. Исходя из того, что ангелочек засиделся в девицах в таком месте, где каждая незамужняя женская особь белой расы практически на вес золота, можно представить это рябое длинноносое сокровище и желание мистера Грина надеть на нежный пальчик обручальное кольцо.
Майор же шел из офицерского клуба, мрачно подсчитывая в уме, хватит ли ему одолженных пару дней назад денег, чтобы расплатиться с матушкой Мэгги, чья жадная ирландская душонка не сбросит со счета ни единого пенни.
В таких расстроенных чувствах оба столкнулись на повороте, и пока Дориан, как младший по чину, приносил извинения, до их ушей донесся негромкий гнусавый звук бамбуковой флейты.
- О, это, наверное, заклинатель змей, - оживился майор Хорс и добавил. – Раз уж мы и так опоздали к обеду, давайте посмотрим представление. Весьма любопытное зрелище. Любопытное и поучительное, должен вам сказать.
Лейтенант не возражал, и оба направились к лавке торговца пряностями бабы Анкура, у входа в которую и устроился со своей плетеной корзиной бродячий циркач.
Тощий – аж ребра выступают – седой старикашка, совершенно голый, если не считать грязной набедренной повязки и множества амулетов на руках и шее, раскачивался из стороны в сторону. Он извлекал из музыкального инструмента те самые протяжные звуки, которые привлекли внимание майора. В глаза бросались на удивление черные, по сравнению со свёрнутыми в небрежный узел волосами, густые брови старика. Крышка корзины была откинута, и верхняя половина змеи, словно толстая серая веревка, вяло качалась в такт музыке и движениям заклинателя. Рядом со стариком стояла глиняная миска с парой мелких медных монет и сидел хмурый мальчишка-подросток лет тринадцати-четырнадцати.
Офицеры с интересом просмотрели представление до конца, обмениваясь друг с другом незначительными репликами. Остальные зрители держались в стороне от важных белых сахибов. Когда старик ловко запихнул кобру в корзину и захлопнул крышку, мальчишка вскочил, подхватив миску, и протянул ее майору. Тот покопался в пустом кармане и смущенно сказал:
- У меня нет с собой мелких денег, вы уж заплатите, дорогой друг, потом сочтемся.
- Разумеется, - ответил Дориан и бросил бродяжке пару анн.
Лейтенант был в курсе денежных затруднений приятеля. Тот и застрял в Калькутте только потому, что проиграл, дожидаясь парохода в Англию, и отпускные, и все сбережения за полтора года службы, и теперь ждал оказии, чтобы вернуться снова в свой полк. У самого лейтенанта были проблемы совсем другого плана. Он собирался в отпуске съездить к невесте, уговорить ее не ждать оговоренных перед его отбытием в Индию трех лет, обвенчаться и прибыть по месту службы уже с молодой женой. В Калькутте Дориан получил от Ирэн письмо, где она в самых отчаянных выражениях просила ее простить и забыть. Ее батюшка совсем разорен, поэтому она не может ждать так долго, а вынуждена выйти замуж за пожилого вдового соседа сквайра Гордона. Чернила расплылись от пролитых на листы девичьих слез, а сердце юного жениха было разбито. Самое прискорбное заключалось в том, что неизвестным ему образом все калькуттские кумушки узнали о постигшей его утрате и наперебой принялись сватать за него своих родственниц и знакомых. Особенно в этом усердствовала, как мы уже знаем, мадам Вероника Глайд.
Майор и лейтенант, обмениваясь впечатлениями, направились в сторону пансиона. Не успели они отойти от лавки и десять метров, как грязная детская рука ухватила Дориана за полу сюртука – на музыкальный вечер тот оделся в штатское.
- Сахиб, возьмите Дипака к себе. Дипак будет хорошо работать. Дипак сильный и ловкий.
- И Дипак очень непослушный, потому что нынешний хозяин бьет Дипака, - с насмешкой добавил Хорс.
Действительно, вокруг левого глаза мальчишки красовался огромный свежий синячище.
- Дипак очень смирный, - обиженно ответил юный туземец. – Это хозяин Дипака злой, очень злой, плохо кормит, бьет сильно-сильно. Если сахиб не возьмет Дипака, ему будет совсем плохо.
- А почему бы вам не взять мальчишку? – неожиданно спросил майор. – Из такого несмышленыша при разумном обращении можно сделать отменного боя. Насколько я помню, в Нагпуре у вас только денщик и повар.
- Если я к утру не передумаю… - протянул Дориан и повернулся к молитвенно сложившему ладони у груди Дипаку. – В полдень жди меня у черного хода в пансион матушки Мэгги. Знаешь, где это?
Мальчик быстро-быстро закивал, сверкнул благодарной улыбкой и моментально исчез.
- Вот и славно – сделаете сразу два добрых дела: получите недорогого слугу и поможете сироте. А по виду малец смышленый, - майор Хорс улыбнулся.


Зная лень и непунктуальность местных, Дориан не надеялся увидеть Дипака в назначенное время. Но не успело на стенных часах в гостиной пробить двенадцать, как горничная-полукровка доложила, что на улице господина лейтенанта спрашивает какой-то оборвыш. Дориан вручил ей полрупии и попросил отмыть и приодеть его нового слугу. Когда тот пару часов спустя с умащенными волосами в белоснежных рубашке и дхоти появился перед глазами нового господина, вчерашнего бродяжку было не узнать. Только «украшение» на физиономии, отливающее сизым и зеленоватым сияло по-прежнему на старом месте.
- Что прикажите, господин? – поклонившись, спросил тот.
- По правде говоря, пока ничего.
Увидев обиду в глазах нового слуги, Дориан добавил:
- Можешь обмахивать меня опахалом. А заодно расскажи – откуда ты и как оказался в столице?
Мальчик моментально подхватил небольшое опахало из павлиньих перьев на длинной ручке и стал старательно перечислять свои злоключения:
- Отец Дипака, сахиб, уважаемый человек, очень уважаемый. Брамин. После упанаяны, так называется один из наших обрядов, господин, он отдал меня на учение к святому человеку. Но мой садху заболел черной лихорадкой, и его душа пошла на следующий круг воплощений. Я хотел вернуться домой, но добрые люди сказали, что у нас в Ориссе голод, большой голод. Поэтому я странствовал, пока меня не взял в ученики бабу Сандип. Он злой человек, сахиб. Очень злой.
Лейтенант сочувственно кивнул и решил, что история нового боя закончена. Но тот после долгой паузы продолжил таинственным шепотом:
- Бабу Сандип злой, сахиб добрый. Потому я расскажу сахибу большую тайну бабу.
- И какую тайну тебе открыл твой бывший хозяин? – лениво поинтересовался Дориан.
- Бабу не открыл. Дипак сам подглядел. Дипак знает, почему бабу не боится змей. Бабу Сандип под защитой золотой кобры.
Мало помалу лейтенант вытянул из мальчишки любопытную историю. Оказывается, раз в два-три месяца заклинатель змей обязательно посещает одно глухое место в трех днях пути от Калькутты. Там есть потайной пещерный храм, про который белые люди ничего не знают, а местные туда заглядывать боятся, потому как среди аборигенов распространена зловещая легенда. Предание гласит, что пару сотен лет назад люди прогневали Богов, и те наслали на них полчища змей. Потом Боги смилостивились, но в окрестностях этого святилища до сих обитает масса смертельно ядовитых ползучих стражей. Бабу Сандип всегда оставлял Дипака у колонны с изображением Ханумана и его болтливого народца и велел не сходить с места, потому что он, бабу, заговорил от змеиного нападения только эту площадку у входа. Но однажды хлынул такой сильный и холодный дождь, что мальчик весь вымок, замерз и осмелился нарушить запрет. Там, в храме, бабу Сандип стоял на коленях перед изображением королевской кобры из чистого золота с рубиновыми глазами. Заклинатель бормотал молитвы, а змея танцевала под них.
- Танцевала? – с насмешкой спросил Дориан.
- Да, сахиб, и это было самое страшное. Дипак решил, что лучше дальше дрожать под дождем, чем видеть это.
- И какая она – эта змея? Большая?
- Дипаку она показалась огромной, сахиб.
И с величайшему удивлению лейтенант заметил, что лицо мальчика посерело от страха, а глаза расширились так, что золотисто-коричневая радужка скрылась за чернотой зрачков.


- У вашего нового боя неплохая фантазия. Я же сразу сказал – он малец смышленый, - неспешный разговор в курительной комнате между тем продолжался.
- А что вы скажите об этом, Фома неверующий? – Дориан протянул Оскару небольшую золотую пластинку. На ней по периметру красовалась санскритская каллиграфическая вязь, а в центре было вытеснено очень реалистичное изображение кобры. – Мальчишка прихватил это, убегая из храма.
- Любопытно, - майор отложил трубку, покрутил пластинку в руках и даже попробовал ее на зуб. – Настоящее золото, черт возьми. Не ожидал. Признаюсь честно – совсем не ожидал. И сколько, вы говорите, добираться до того храма? Три дня. А почему бы нам не устроить небольшую увеселительную прогулку? Даже если там нет ничего, кроме обезьяньего помета и змей, мы ничего не потеряем.


Спустя четыре дня после этого разговора по пыльной дороге, ведущей из Калькутты в Динапур, тянулась любопытная процессия, состоящая из двух белых мужчин в пробковых шлемах, высоких – до колен, несмотря на сорокаградусную жару – кожаных сапогах и легких полотняных костюмах, полуголого юного слуги в дхоти и белом тюрбане и навьюченного поклажей серенького ослика, которого мальчик вел в поводу.
- Ты говорил, что мы уже у цели, - проворчал, отирая пот с побагровевшего лица большим мятым клетчатым платком, мужчина постарше.
- Да, большой сахиб. Видите расщепленное молнией дерево? После него мы свернем в джунгли и пойдем в направлении горы с двумя вершинами. Дипак наблюдательный. Дипак все хорошо запомнил.
Лейтенант шагал молча, вспоминая прошлый вечер. Устроившись в туземной хижине и перекусив всухомятку, потому что майор отсоветовал покупать еду у местных, они размечтались, что станут делать с сокровищами, если выдумки слуги окажутся правдой.
- Я тут же выйду в отставку, вернусь в Англию, куплю дом на берегу реки, пару ферм поблизости, сдам арендаторам и буду рыбачить и охотиться. Женюсь, пожалуй. Причем, в жены возьму не молодую вертихвостку, а вдову лет на пять-шесть меня помладше, которая уже знает, почем фунт лиха. У Пэдди Моргана, который погиб при восстании сипаев, остались женушка и маленькая дочка. Почему бы мне не навестить семью боевого товарища? И если эта Бриджит так славно варит пунш, как рассказывал Пэдди, может, у нас что и сладится. А вы, мой друг? Что у вас за планы?
- Если честно, то никаких, - грустно усмехнулся Дориан. – И я сейчас по-хорошему вам позавидовал.
- Это вы так говорите до тех пор, пока золотишко не окажется в наших руках. Чтобы умный молодой человек не нашел ему достойного применения? Такого не бывает.
Майор дружески похлопал Дориана по плечу, они натянули над деревянными лежаками противомоскитную сетку и погасили огонь.
- А ведь и правда, что ему делать с кучей денег, если их авантюра окажется успешной? Родителей она с того света не вернет, сестер-бесприданниц у него нет, а красавица Ирэн, с которой они были помолвлены чуть ли не с малолетства, уже носит чужую фамилию Гордон, - на этих невеселых мыслях лейтенанта и застигла остановка. Они подождали, пока дорога опустеет, свернули у толстенного – в два обхвата – высохшего дерева с черными отметинами молнии на стволе и углубились в джунгли. Полтора часа сражения с зеленым адом, и Дипак сказал, что ослика лучше оставить, привязав к дереву, потому что начинается змеиное царство. Там же они сложили почти все вещи, кроме оружия, факелов и пары пустых вещевых мешков. Еще почти час неспешного и мучительного – из-за затрудняющего движение переплетения лиан и тучи кусачей мошкары – путешествия налегке, и перед ними открылось темное отверстие входа в пещеру, украшенное двумя резными каменными колоннами с изображениями мартышек и обезьянелицего божества. Странно, но ни малейшего признака обитающих здесь змей пока не было видно и слышно. Майор зажег факелы и первым храбро вошел внутрь. Дориан последовал за ним. Когда глаза обвыклись в полутьме пещеры, лейтенант разглядел небольшое помещение с низким сводом, нависающим прямо над их головами. На противоположной от входа стене был огромный барельеф языческого божества с выпученными глазами и раздутыми ноздрями. Окруженный огненным кольцом идол то ли отплясывал дикий танец, то ли топтал маленькую человеческую фигурку, которую попирал ногами, как Святой Георгий дракона. Вдоль боковых стен стояли золотые светильники, украшенные самоцветами, а перед изображением злобного плясуна на небольшом постаменте возвышалась кобра. Она тоже была из золота. Как и на пластинке, которую им показывал Дипак, статуя казалась настолько живой, что лейтенант невольно подумал: «Стоит только резко пошевелиться, и змея соскользнет на пол».
- А ведь мальчишка был прав во всем, кроме одного, - весело заметил Оскар. – Глазки у твари не из рубинов, а изумрудные. Что очень даже неплохо. Если она не полая, то должна весить стоунов восемь-девять. За камни с этих ламп-чашек тоже дадут неплохую цену.
И майор сделал шаг в сторону золотой кобры.
Оба офицера совсем забыли о том, кто привел их сюда. А маленький слуга вошел в пещеру последним, упал у входа на колени и тихо произнес короткую, но горячую молитву. После чего он встал, гордо выпрямился и что-то громко сказал на непонятном белым людям языке. Из темноты выступила тощая фигура и заслонила изображение танцующего идола. Дориан с изумлением узнал чернобрового заклинателя, того самого злого бабу Сандипа, от побоев которого сбежал его маленький слуга.
- Я здесь, учитель, - повторил Дипак. – Твой чела сделал все, как ты велел.
- Ты привел их в канун Нага Панчами , и мать-кобра будет очень довольна, - старик три раза хлопнул в ладоши и слегка поклонился в сторону золотой змеи.
- Что здесь, черт возьми, происходит? – выкрикнул Оскар, который не понял из диалога на санскрите ни единого слова.
А лейтенант Грин с ужасом смотрел на кобру. В глубине ее глаз появились алые искры. Они светились все ярче, и вот уже вместо изумрудов змея смотрит на пришельцев пылающими рубинами. Вот, кажется, она пошевелила головой, изящно изогнула кончик хвоста. Тень, отбрасываемая золотой коброй, увеличивалась прямо на глазах, а следом за ней стала расти и сама змея.
Старик тонким дребезжащим голосом запел гимн, обходя пришельцев по часовой стрелке. Сбросив оцепенение, приятели хотели бежать прочь, наружу из этого кошмара, но не смогли пошевелить ни рукой, ни ногой. Конечности словно парализовало. Им оставалось только глядеть, как гигантская змея, выросшая до таких размеров, что заполнила собой почти четверть пространства пещеры, начинает величественный и ужасный танец.
Заклинатель приблизился к мальчику.
- Ты еще слишком юн, чола Дипак. Тебе не нужно смотреть на то, что будет дальше. Мать-кобра благосклонно приняла нашу жертву, и души твоих убитых подлыми инглизами родных насытятся местью сполна, мой чола, мой маленький светоч, мой принц.
Старик взял мальчика за руку, и они вдвоем покинули пещерный храм.


-----------


Нага Панчами – индуистский летний праздник поклонения змеям с приношениями даров
Tags: графомань, проза, сказки, творчество
Subscribe

  • Мои рассказки

    Ну, и основной текст на Зарисовке, который я едва затолкала в 6 000 знаков, а уж в 2 000 он бы не влез никогда. В отличие от предыдущей миньки…

  • Мои рассказки

    В общем - таблицы общих результатов пока нет, а я в Сеть выползу только вечером. Так что заброшу миньки в жужу сейчас, а на складирование в СИ…

  • Мои рассказки

    Второй текст, он побольше, я выкладываю в неподзамочной записи, потому как никаких особых читательских эмоций на игре он не вызвал. :) Это какбэ…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments