старая кошь Басько (basja_n) wrote,
старая кошь Басько
basja_n

мои рассказки

Тоже юморное, но якобы космическая фантастика.

Любовь зла...

- Я тебя всегда выручу, я всегда буду с тобой.
Так говорил мне Сэнди и при этом преданно смотрел мне прямо в глаза.
Можно подумать, что в этот раз он мне хоть чем-то сможет помочь.

Сэнди – мой старый приятель, с которым мы повстречались в таверне одной из тех вселенских толкучек на забытой не только Богом, но и Дьяволом планете, где почему-то всегда оказываются такие, как мы, неудачники: космические бродяги, золотоискатели, не намывший ни крупинки золота, аферисты, все аферы которых не принесли ни одной кредитки прибыли, вояки, потерявшие в межпланетных заварухах большую часть подаренного при рождении мамочкой тела, старые шлюхи, на которых уже не польстится ни одна космическая образина даже с гастрономическим интересом, словом –
Добро пожаловать, ярмарка «Космические отбросы» приветствует вас!

Сэнди и я сошлись на предмет того, что, если мы скинемся, то должно хватить на целую бутылку пойла, что не в пример дешевле, чем покупать ту же отраву стаканами в розлив.
Маленький, лохматый с блестящей, когда она чистая, что бывало очень редко, оранжевой шерсткой и изумленным взглядом слегка выпученных глаз на плосковатом лице в другом месте он бы вызвал слезы умиления и сюсюкающий восторг. Он идеально подходил на роль домашнего любимца.
Другое дело – захотел бы Сэнди сменить вольную жизнь на золотую клетку?
Пообщавшись с ним, я знаю твердо: за такое лестное предложение он послал бы вас к черту, даже подыхая при этом с голода.

Так вот, тогда нам на пару удалось выбраться из этой дыры и даже провернуть одно неплохое дельце, после чего этот комок блохастой шерсти вообразил, что мы с ним партнеры и таскается вслед за мной уже четвертый год.
Каждый, кто впервые видит нас вместе, не удерживается от язвительных комментариев, поэтому все наша дорога усыпана выбитыми у зубоскалов зубами и освещена множеством фонарей, поставленных на рожах шутников.
Хотя, должен признать, компания из громадного, покрытого чешуей энтомоида и маленького щуплого котообразного выглядит странновато.

- Я тебя выручу, - повторил Сэнди и улыбнулся. – Мы выбирались из разных передряг, справимся и с этой.
Но те передряги касались нас обоих и угрожали только нашим кошелькам и, очень изредка, жизням.
До вчерашнего дня еще никто серьезно не покушался конкретно на мою тушу.
Мысленно прокрутив все события, я опять судорожно вздохнул, прищелкнув чешуей на горле.
- А у вас оно как? – тоскливо спросил я.
- У кого это, у нас? – насторожился Сэнди.
- Ну, у мурррчелов, - назвал я межпланетную кликуху его племени. Выговорить настоящее название мне не позволял речевой аппарат.
- Вообще-то мы об этом не распространяемся, тень на плетень наводим, романтику всякую гоним, ну, ты знаешь. Но тебе, как партнеру и другу, скажу честно: ничего особенного, главное - соперников устранить, а потом походишь вокруг да около, шерсть распушишь, хвостом покрутишь, стишки там про красивые чувства сочинишь, серенаду-другую споешь, и все.
- Что все?
- Неужели я должен ТЕБЕ в подробностях объяснять «что» и «как»?
- А дальше?
- А что, дальше? Женщины у нас вместе живут, общим домом, детей сообща воспитывают, пропитание добывают, а мужчины, как из котенков вырастут, от поселения к поселению бродят, приключений и любви ищут. Мы по природе своей бродяги. Оседлая жизнь и семья не для нас.
- И после этого ты уверяешь, что сможешь мне помочь! – хоть и не верил я в его давешние слова, но какая-то надежда мерцала, как полудохлый светляк, теперь и она протухла.
- Так я про ваши брачные обычаи тоже только слухи да сплетни знаю. Правда, нехорошие слухи, - огорченно фыркнул приятель.
Пришлось ему все по полочкам разложить.

- Понимаешь, у нас совсем по-другому. Ты думаешь, почему я в космические бродяги подался, все из-за любви этой проклятой.
У нас ведь как: живем мы маленькими селеньями, наследование и все права передаются по материнской линии, и командует нами тоже Совет Матерей, в который входят все бабы, которые хоть одну кладку сделали.
Женщин наших практически никто из иномирян не видел, они по Космосу не шастают. Зачем? Им и дома неплохо.
Правда, и мужчин ты за пределами планеты вряд ли тоже встретишь.
Так вот, размером они раза в полтора больше наших мужиков будут. Когтищи, зубищи, а как в созревание войдут, так еще гребень с шипами вдоль всего тулова вырастает.
- Красавицы, - робко буркнул Сэнди.
- Не то слово. Но это не главное, - меня передернуло. - У нас на планете женщин рождается в десятки раз меньше, чем мужчин. То есть нас, парней, явный переизбыток.
В финале брачного танца жена ядовитым укусом парализует мужа, откладывает оплодотворенные яйца в его тело, и будущему поколению готов и стол, и дом.
Теперь понимаешь, почему я так обрадовался, когда на окраине нашего селения сел на ремонт торговый корабль? Это раз в три поколения бывает. А у меня уже через неделю свадьба была назначена: «Прощайте, мама и братья (папу своего, как ты понимаешь, я не знал), настал роковой мой черед».
- И как же ты выбрался?
- Не поверишь, младшая сестричка помогла. Она у нас одна женщина в семье осталась, мать к тому времени уже померла, и к братьям своим ненормально теплые чувства испытывала. Подарила мне тайком фамильное ожерелье, что от матери к дочери передается, я за него свою жизнь и свободу у капитана корабля и купил.
Выбрался в большой мир, проклял родную планету и всех ее обитателей (кроме сеструхи, конечно) и до вчерашнего дня старался этот кошмар не вспоминать.

А дело началось так.
Вчера мы с Сэнди, как обычно в промежутке между подвигами, заливали глаза в местной забегаловке. И что бы нам уйти чуть пораньше, так нет, сидели и песни на два голоса горланили: он солировал, я подпевал.
Тут мне на плечо когтистая лапа и опустилась.
Только я кружкой хотел нахалу промеж глаз заехать, развернулся и обмер.
Стоит передо мной во всей красе трех с лишнем метров моя однопланетница. Стоит и весело так челюстями клацает.
И на кой ляд нас в эту Звездную Систему занесло, где всякие межпланетные конфликты Галактическим Советом обсуждаются? Эта красотка послом моей Родины, чтоб ее Лучи Смерти спалили, оказалась, с дипломатической миссией сюда прибыла.
Как она меня увидела, так гребень свой и развернула.
- Вот уж не ожидала такой радости, - говорит. -Готовься, красавчик, к брачному ритуалу. И не вздумай сбежать, у меня на этой планете глаза и уши на каждом шагу имеются.
Это мы с Сэнди, как только она вышла, и проверили. Все четыре попытки удрать закончились крахом. Осталось мне только достойно смерть встретить. Хотя какое тут достоинство, когда палкой лежишь, как живая консерва, и ждешь, когда твои собственные потомки вылупятся и тебя заживо жрать начнут.

Сидим мы с приятелем в «клоповнике» (так местные гостиничные номера кличут), репу чешем.
- А чего эта крокодилица так на тебя запала? – спрашивает Сэнди. – Не могла мужа с собой привезти?
- Так у нас планета небогатая, Космофлота своего нет, Главный Совет экономит на всем, на чем можно и на чем нельзя. Думаю, одного жениха она с собой прихватила, но при условии, что у нее здесь все «схвачено», она явно тут не первый год «маринуется», наверняка брачный танец с ним уже сплясала.
А женщина молодая, в самом соку, продолжать род природа требует. И тут я, идиот, подвернулся, – от «предвкушения» грядущих удовольствий семейной жизни у меня чешуя дыбом встала.
- Дела-а-а, протянул Сэнди и задумался.
А это с ним очень редко бывает. Смотрю, бурчит себе что-то под нос, по номеру вышагивает, вместо того, чтобы (как обычно) на диванчике храповецкого давить. Я к нему по какому-то пустяку обратился, так он аж зашипел. Сколько общаемся, ни разу от него такого мерзкого звука не слышал.
Я плюнул, припрятанную чекушку оприходовал и на койке носом к стене повернулся. Такая апатия и отчаянье на меня навалились, что не пересказать.
Не знаю, сколько времени прошло, а только в чувство меня привел торжествующий мяв Сэнди. Я голову поднял, а он из нашего общего загашника кредитки отсчитывает. Подмигнул он мне, еще раз мявкнул и утопал куда-то.

Час, другой его дожидаюсь, нет компаньона.
Все ясно, думаю, денежки прихватил и поминай, как звали.
Ну, и правильно: его-то сожрать никто не намеривается, а дружба у «джентльменов удачи» только в плохих стереогляделках бывает. Накручиваю так себя, а тут еще при мысли о невестушке все поджилки трясутся.
Просидел один в номере я не день и не два, практически целую неделю от Сэнди ни слуху, ни духу, зато от суженой моей чуть ли ни каждый день записочки-напоминалочки приходят. В общем, из бывалого, продубленного радиоактивными ветрами «космоволка» я в совершенный кисель превратился.
И как раз в тот момент, когда я уже ничего хорошего от этой жизни не ждал, в «клоповник» вваливается Сэнди.
Я в его довольную рожу чуть кулаком не вмазал, еле сдержался по старой памяти.
- Все путем, собирай манатки и сматываемся, пока она не передумала, - кричит наглый котяра, а сам остатки из загашника выгребает.
Мне два раз говорить не надо, не тупой же, за пару минут барахло собрали и в Космопорт дунули, Сэнди, дружок, уже и билеты на ближайший рейс заказал. Только нас эта гадская планета и видела.

- И как тебе это удалось? – это я его уже в баре на корабле спрашиваю.
Он прищурился так, словно только что молочный коктейль крабомышью в сметанном соусе закусил, а не стакан эрзац-пойла в глотку залил (на кулинарные изыски у нас уже кредиток не хватало). Прищурился и замурлыкал сладко так. Из-за этого звука их народ мурррчелами и прозвали.
- Значит так. Задача передо мной непростая стояла: побег за такой короткий срок, да еще «под колпаком» не подготовишь, на деньги твоя сексуально озабоченная крокодилиха не клюнет, да и финансов больших, как ты знаешь у нас не имелось, осталось найти у этой бронированной тварюги слабое место.
- Нет у них слабых мест, - вякнул я.
- Вот тут ты, друг мой, ошибаешься. Есть. Просто мне не сразу в голову пришло. А потом стал я одно с другим сопоставлять, и – «вуаля!»
Скажи, мой любезный компаньон: почему в любой забегаловке ты выбираешь столик прямо под абажуром? Почему ты не выключаешь на ночь свет? Покупаешь всякие игрушки-безделушки с подсветкой и мигалками? Боишься чего-то? Возможно. Особенно при твоем тяжелом детстве. Но, неплохо зная тебя, я был уверен, что здесь не только и не столько это. Просто и у тебя, и у твоего народа сохранился один атавизм.
- Чего-чего? – не въехал я.
- Атавизм, то есть ненужная, оставшаяся от дальних предков привычка, а именно – тяга к свету. Причем, как я выяснил из авторитетного источника, в самках вашего вида она выражена во много раз сильнее, чем в самцах.
Поэтому нужно было нечто шикарное, связанное со светом, раздобыть, на что твоя дама западет так, что даже ты ей будешь не нужен.
И знаешь, нам повезло. «Кто ищет…» Нашел я одного старичка, который раньше занимался… не догадаешься чем – изготовлением королевских фейерверков на заказ.
В общем, почти все наши кредитки я вбухал в пиротехнику. Дедок уже отошел от дел и долго отказывался, но я-то умею уговаривать. Когда я этой твоей невестушке поджег самый простенький из изготовленных Пу Фаем «огненный фонтан», то твоя свобода уже была у меня в кармане. Она просто не смогла устоять.
Я тебя всегда выручу, я всегда буду с тобой.

И этот блохастый комок рыжей шерсти снова сладко мурлыкнул и потерся виском о мое плечо.
Tags: графомань, проза, творчество, фантастика, юмор
Subscribe

  • Опера-всем 2020

    Стартует сегодня вечером. Традиционно первая площадка - Петропавловка. Сегодня там будет "Борис Годунов". Я в этом году мимо - пересмотрела опер и…

  • Анимешное

    Появилась с русской озвучкой долгожданная (по крайней мере - мною долгожданная) полнометражка "Gekijouban Made in Abyss: Fukaki Tamashii no Reimei".…

  • Анимешное

    Попыталась "надкусить" аниме-новинки нового сезона (при том, что туева хуча прошлого и позапрошлого сезона в висюках - ага). Про одну уже в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment