старая кошь Басько (basja_n) wrote,
старая кошь Басько
basja_n

мои рассказки

На СИ новый фэнтезийный конкурс.
Правила здесь: http://zhurnal.lib.ru/h/hroniki_s/konkurs11.shtml
Принимаются не только новые, но и старые, участвовавшие в других игрищах и даже опубликованные работы.
Называется это действо "Между жизнью и смертью".
Самое забавное, что под описание того, о чем должно быть в конкурсных рассказах, подпадает моя старенькая миниатюрка.
Я ее слегка отредактировала и решила подать на внеконкурс (тем более, что даже в исправленном варианте она меньше нижней границы в 5 кило, а набивать в нее лишние слова чисто для увеличения веса - не вижу смысла).

Вот новая редакция:

Сестра скорби



Ночь пробуждает меня криками черных птиц. «Пора вставать, сестра», - шепчет северный ветер в распахнутом настежь окне. Я приподнимаюсь на мягком ложе, и потревоженный движением Тигр, недовольно ворча, спрыгивает с шелкового покрывала. Мой нежный Тигр! У него большая тяжелая голова, белое пятно справа от носа и злые ярко-зеленые глаза. Тигр охраняет мой покой, когда я сплю. «Сон - это маленькая смерть, а смерть - вечный сон», - говорили мудрые люди задолго до моего рождения. Мудрые? Нет. Глупцы! Ничего они не знали и не знают сейчас.
Я наливаю Тигру холодного молока. Он жадно лакает, подергивая кончиком хвоста, его гладкое мускулистое тело напряжено. Точно лесной зверь на водопое он каждую секунду ожидает опасности. Он - единственный друг. Он - верный страж. Он - мой защитник. Я всегда любила полудиких рыжих котов, и Тигр красивейший из них. Я треплю короткую жесткую шерсть на его спине, целую в широкий умный лоб и тихо говорю: «Жди меня, царь зверей. Я скоро вернусь». Тигр мурлычет, сыто выгибает упругую спину, трется о мою ногу и идет за мной вслед.
Я подхожу к зеркалам. Здесь начинается путь. Я - странница в ночи, я - спутница робких, я - та, кто приходит незваной, но кого всегда ждут.
Вчерашние свечи превратились в огарки. Я достаю из шкатулки пару новых на смену, зажигаю от негасимой лампады. Богородица грустно глядит на меня, огни отражаются в зеркалах, ветер дышит на пламя. Я на минуту зажмуриваю глаза, а когда открываю их, передо мной огненный путь. С хрустальным звоном я вступаю на невидимую дорогу, только тоскливое «мяу» Тигра провожает меня.


У коридора нет ни начала, ни конца, его зыбкие стены поют странные песни без слов. Я иду вперед. Я всегда чувствую, когда нужно остановиться и свернуть с пути в сторону. Слева и справа сверкают огромные зеркала. В них отражается тень моей тени. Иногда плотную гладкость стекла заменяют бездонные черные дыры провалов. Они зовут, они все тянут меня к себе, но предназначенный мне проход каждый раз только один. Нас много - полночных странниц, сестер скорби, тех, кто утешит и проводит, но мы никогда не встречаемся, и у каждой свой путь.
Проход справа колышется, растет и, словно жадная беззубая пасть, поглощает меня, втягивает в свое нутро и извергает наружу.
Огромный пустой зал, пропахший приторно-сладкими, отдающими тлением цветами. Цветы повсюду, я задыхаюсь и быстро ищу глазами ее. Вот и она - робкое дитя. Жуткий обычай обряжать их в свадебный наряд. Я поднимаю вуаль фаты и вздрагиваю, она так похожа на меня, так похожа...
Я нежно беру за холодную руку, склоняюсь к ее застывшему в мирном покое лицу и шепчу: «Проснись, сестра, проснись, пора, нам пора уходить». Ресницы ее вздрагивают, губы трепещут, и легкая тень поднимается с ложа. «Не бойся, сестра», - ласково говорю я ей, глажу по невесомым, как пух одуванчика, волосам и веду за собой.
Она вырывает руку, останавливается, смотрит назад, но я встаю между нею и тем, чем она недавно была, и повторяю: «Нам пора уходить. Полночь миновала, и нас уже ждут». Тихонько приобняв девушку-дитя за узкие плечи, я увожу ее по туманной дороге ночи. Наш путь долог. Наш путь короток. Мы навсегда расстаемся у ветхой сторожки привратника. Старик ждет. Он никогда не спит и всегда готов отворить ворота.
Я шепчу ей: «Прощай, сестра», - целую в бледную щеку, и она исчезает за порогом. Привратник запирает замки и с улыбкой кивает мне, приглашая на чашку чая.


Я называю ночных спутниц сестрами, но на самом деле это он - мой единственный брат. Брат по духу. Брат по несчастью. Мы слишком любили жизнь. Мы не смогли измениться, не смогли уйти в другой мир, поэтому так и застряли в вечности между жизнью и смертью. Я провожаю тех, кто робеет совершить этот путь в одиночку, он – на страже ворот в обитель покоя. И оба мы завидуем тем, кому служим, хотя никогда не признаемся в этом.
Чай ароматен, но безвкусен, мой собеседник галантен, но угрюм, мой путь закончен, но он бесконечен.
Tags: графомань, конкурсы, проза, творчество
Subscribe

  • Белорусские коты

    Ну, да - по названию записи теперь понятно - куда Басько скаталась на ноябрьские праздники. Раньше из суеверия не говорила. :) Коты собственно…

  • Новый клип "Пикника"

    Просто прЭлесть! :)

  • Коты Валаама

    Валаамские коты упитаны, суровы и самодостаточны. На туристов реагируют спокойно, но на кис-кис не откликаются и в глаза тебе смотреть не желают. :)…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments