старая кошь Басько (basja_n) wrote,
старая кошь Басько
basja_n

Categories:

Мои рассказки

Второй текст, он побольше, я выкладываю в неподзамочной записи, потому как никаких особых читательских эмоций на игре он не вызвал. :)
Это какбэ кондовая фэнтезюшная история про Мэри СьюИзбранную с эдакой капелькой ехидства и стеба. :)))
То есть - не пародия, но серьезно воспринимать этот текст нормальный читатель вроде как и не должен.
Писала я ее левой пяткой (и он хреновато вычитан - пардон), но с превеликим удовольствием. :)

Четыре печати и Темный Зверь

Самое скучное, что только может случиться в жизни – это быть Избранной. Так решила для себя Мия, получив третью печать, после чего все другие пути для нее закрылись окончательно. Ее сверстницы могли мечтать о большой любви, счастливом замужестве и уютном семейном гнездышке или наоборот – о славе мастерицы-обетницы ремесленной гильдии, и только она и ее подруги по несчастью должны были томиться ожиданием дня исполнения великого Предназначения.

Когда в семье углежога родились девочки-близнецы, отец семейства пустился в пляс прямо на улице, еще не повидав роженицу и малюток, а после на радостях выпил столько кислого пива, что обмочился во сне. Он ведь и мечтать не мог о таком везении – породить Дитя Предназначения. Слухи разлетаются как воробьи от рогатки, и буквально со следующего дня потянулась вереница любопытных со всего города, чтобы увидеть необычную малышку, но гордый собою отец допускал только тех, кто принес достойные дары. В первое же двойное полнолуние к отмеченному богами дому явились оракулы Света, провели ритуал первого запечатления, и девчушка, которой посчастливилось – по крайней мере так считали все в их квартале, а если кто и думал по другому, то не спешил высказаться – родиться на двадцать минут позднее сестренки, получила свой первый знак. Тогда же она обрела явное и тайное имена. А назавтра углежог закопал на заднем дворе горшочек с пятьюдесятью золотыми. Малышку не разлучили с семьей, но родители должны были два раза в год приносить девочку в храм для церемоний. Правда, присутствовать на таинствах углежогу с супругой не позволялось, но угощения и подарки по окончании обрядов компенсировали им утомительное выстаивание у закрытых врат. Мия, конечно, не помнила ничего из этого, но тетушка Они часто рассказывала ей семейные байки и всегда добавляла, что никто никогда не путал близняшек. И не потому, что на ладони только одной малышки была вытатуирована золотистая стрелка.
- Ты всегда брала только левую грудь, твой плач был похож на мяуканье священных храмовых кошек, а когда раздавалась музыка, ты заливалась смехом.
Возможно, тетушка немного преувеличивала – совсем капельку, но ведь Мия была ее любимицей.
На шестой церемонии девочка получила вторую печать. К тому времени ее льняные кудряшки сменились на огненно-рыжую шевелюру. А в захоронке углежога добавился второй горшочек с деньгами. Запас на черные дни, когда таковые наступят. А что они придут, никто не сомневался. Жизнь – полосатая штука, и всегда надо готовиться к черной полосе. Больше в тот год ничего значительного в семье углежога не произошло. Не считать же этим рождение очередного крикливого и прожорливого мальчишки.

Когда близнецам исполнилось четыре года, четыре месяца и четыре дня, Мия, как и другие кандидатки из разных частей страны, была отправлена в столицу на обучение и испытания. Уезжая, девочка не подозревала, что никогда больше не увидит родных. Даже если кандидатка не проходит строгий отбор, она обычно не покидает Святилище, ведь молодым работящим рукам всегда находится применение. Но малышке это, разумеется, не рассказали. Покидая дом, она горько плакала только потому, что заливались слезами мама, тетушки и сестричка. Но ее щеки высохли быстрее, чем белье на ветру, потому что для девочки, никогда не бывавшей за городскими стенами, вокруг было столько нового и необычного, что она только и успевала вертеть головой по сторонам.

- И что со мной не так? - сказала вслух невысокая девушка, рассматривая себя в зеркало. Она наморщила нос и показала язык своему отражению.
После очередной проделки Наставница посадила ее под домашний арест с самым скучным из возможных наказанием: четырежды по четыре повторить текст прорицания и отработать до идеала движения крайне сложной девятой фигуры священного танца. Именно для таких тренировок в комнате каждой Избранной высилось отполированное золотое зеркало от пола до потолка – бесценный предмет, которому могли позавидовать даже придворные дамы, а то и сама королева.
Мия скорчила еще пару гримас, сделала неприличный жест рукой, на ладони которой сверкали золотом четыре стрелки-тату, вздохнула и уныло забормотала в пятнадцатый из шестнадцати раз:
- И наступит этот великий день, четыре Избранные Девы встанут в Центре Мира по четырем Сторонам Света и возьмутся за руки, замкнув Священный Круг. И начнут они танец призыва Воина Света. И кудри у них будут пламенеть как Огонь, которому споют они величальную песню. И родит та песня Свет и Жар, а Свет породит Зверя Пламенного. И будет сражаться Священный Зверь с Порождением Тьмы. И победит Зверь Света Зверя Тьмы. Так было и так будет всегда, ибо Свет сильнее Тьмы, и Тьма всегда отступает.
При словах «кудри как Огонь» девушка намотала на палец прядь собственной шевелюры и раздраженно дернула ее несколько раз. Волосы Мии с возрастом потемнели и стали не цвета осенней лисицы на первом снегу, а скорее как новенький медный грош – они рассыпались мягкими локонами в сухую погоду и закручивались непослушными кудряшками в сезоны дождей. Уже вторую неделю с неба не пролилось ни капли, но обитателей Святилища это не беспокоило – у них были дела поважнее, а озера и родники давали достаточно чистой воды.
Святилище располагалось на южной окраине столицы и окружало тот самый легендарный Центр Мира. Когда лучшие из кандидаток после строго испытания заслужили третью печать, их допустили в это святая святых. Мия в тот день впервые в жизни разочаровалась до слез – она ожидала чего-то необыкновенного, волшебного, а увидела большой пористый черный камень со следами сажи и высеченными на нем и вокруг него древними письменами. Разочаровалась она настолько, что простодушно и громко высказала свои мысли вслух и тут же впервые была наказана. Наставницы не прощают непочтительность, болтливость и любопытство – три самых серьезных проступка своих подопечных. С того самого дня наказания и разочарования посыпались как лепестки с увядших цветов, а Мия в поучениях Наставников стала козлищем Мрака среди овечек Света. Если бы многочисленные знаки и знамения не подтверждали – Мия готовится стать одной из Четырех Дев, ее давно бы уже отправили на кухню, в сад или прачечную.

В этот раз девушку поймали за обсуждением с подругами того, о чем подобает молчать – что же стало с Четырьмя Избранными, которые призвали Зверя Пламенного задолго до них? Ни в одном священном тексте об этом не говорилось, а попытки спросить Наставников пресекались сразу и жестко.
Подруги сидели возле пруда с золотыми рыбками. Выдалось редкое утро, когда им позволили отдохнуть – не нужно было декламировать, петь или танцевать, так что они по решили по очереди придумать финал героической истории – каждая свой.
Простушка Лара с золотистыми веснушками во все лицо предположила, что Воин Света после победы превратился из Священного Зверя в Прекрасного Принца и взял в жены одну из дев. А так как остальные три девицы остались без заслуженной награды, и им пришлось доживать одинокий век в Святилище, такой грустный конец решили не рассказывать и не записывать для потомков.
Мечтательная Нэл утверждала, что во время ритуала случилось Настоящее Волшебство, поющие девушки развоплотились и стали песнями – каждая своей или, возможно, одной общей мелодией – самой прекрасной на белом свете.
Строгая и обычно послушная Ири тут же возмущенно фыркнула и сказала, что предпочла бы остаться человеком, и вообще – в любой истории после приключений должна начаться обычная жизнь, о которой не складывают легенды. Потому что обычная жизнь никому не интересна. Так что причина скорее всего только в этом.
Когда все трое повернулись к Мии, та, практически не задумываясь, выпалила: «А если их всех сожрала Тьма? Тогда понятно, почему об этом предпочитают умалчивать, а для нас эта тема табу». Сказала и сама испугалась сказанного.
И надо же такому случиться, что именно на последних словах из зарослей вышла Наставница, грозное лицо которой исказила злая гримаса. Так что надо признать, Мия еще легко отделалась в этот раз.

Когда девушка почти закончила последнее движение танца, судорогой свело мышцу так, что она с грохотом свалилась на пол и вскрикнула. Но Наставница прибежала не из-за шума.
- Началось, - крикнула она, схватила Мию за руку и рывком ее подняла, - за мной. Скорее! Все уже собрались.

Главный зал Святилища был полон народа, в центре стояли Избранные. Их обнаженные тела умастили благовониями и покрыли ритуальными узорами. На головы возложили венки из благоухающих алых цветов. На руках и ногах девушек звенели браслеты, помогающие отбить нужный ритм. Он волнения всех четверых колотила нервная дрожь.
- Украсили как жертвенных животных, - вырвалось у Мии, за что она сразу получила тычок в бок от Ири.
- Тсс, - прошептала Нэл. - Не глупи. Это же наш день.
Девушек выстроили гуськом и в сопровождении Наставников повели к Центру Мира. Привычный пейзаж стал резко меняться. Стемнело, хоть прошло всего три часа после полудня. Камень гудел, по нему пробегали разноцветные искры, выхватывая символы давно забытого и умершего языка. А вокруг стояла угрожающая тишина. Словно все затаилось в предчувствии явления Зла. Исполнив последние подготовительные обряды, под барабанный бой, пытавшийся прогнать тишину, Наставники поспешно удалились, и Избранные остались одни. Ири как лучшая и старшая должна была руководить церемонией. Девушки встали, как их учили, на цыпочки, взялись за руки и негромко запели. Потом Ири плавно качнулась влево, затем вправо, сделала первый шаг, и хоровод начался. Чем громче звучали голоса, тем мощнее подпевал им камень, и ярче сверкали искры огня. Руки девушек размыкались и снова соединялись, синхронные движения сливались в причудливые арабески, песня то взлетала в небеса, то опускалась до шелеста ветра в листве деревьев. И вот, когда Четверо почти слились в единое поющее и танцующее нечто, переставшее быть людьми, когда они почти утратили все человеческие чувства и превратились в Песню и Танец, из центра камня поднялась и стала расти полупрозрачная тень. Она тянулась ввысь и наливалась густой чернотой. В тот же самый момент Четверо вспыхнули и превратились в пылающий огненный круг, опоясывающий Порождение Тьмы. Погруженные в транс девушки не чувствовали жара, только восторг от единения и ощущение грядущей победы. Это их день. То, к чему их готовили столько лет, наконец происходит. Они родились и жили не зря. Они не призвали Пламенного Зверя, они сами и есть Священный Сияющий Воин. Они спалят Тьму своим жарким огнем.

И тут Мия оступилась и упала на колени. Цепь разрушилась, волшебство исчезло, а взамен пришла безумная боль. Огонь вырвался из пут чародейства и стал пожирать породившие его существа. Девушки закричали и бросились врассыпную словно три пылающих факела. Безуспешно пытающаяся встать Мия увидела, что Создание Тьмы рванулось в ее сторону. Распахнулись огромные черные крылья и нежно обняли горящую девушку. Боль тут же утихла, свет погас, и Мия погрузилась в кромешную тьму. Тьму и прохладу. И хотя в черноте и так ничего не было видно, девушка крепко зажмурилась – как в детстве, когда добрая тетушка Они шептала ей перед сном: «Если будет очень страшно – спрячься с головой под покрывало и досчитай до десяти. А если покрывала нет, то просто закрой глаза и улыбнись. Тогда Ночные Твари до моей малышки не доберутся, и все будет хорошо». Может, Создание Тьмы исчезнет так же, как детские страхи? А может, ей вообще все это приснилось?! Нет и не было Наставников, Святилища, Центра Мира и ритуала. Она спит и видит кошмар, а наутро проснется и вместе с сестрой пойдет на речку ловить красноперую рыбу, и младшие братья будут дразниться и брызгать в них холодной водой.

Капля, другая. Словно начинается и все не может толком начаться робкий летний дождь. Мия осторожно приоткрыла один глаз, от удивления ахнула и широко распахнула оба. Она стояла на усеянной цветами лужайке, в центре которой высился камень, очень похожий на Центр Мира. Только не черный, а белый и отполированный до блеска — как ее золотое зеркало. Сверху, действительно, моросил теплый дождик. Рядом с ней стояло Порождение Тьмы с печальными и мудрыми человеческими глазами и осторожно махало обожженными черными крыльями. Он него исходило не зло, а волна покоя и грусти. Девушка посмотрела на свои руки, ожидая увидеть горелую пузырящуюся плоть, но ничего этого не было. Только нарисованные Наставниками узоры растеклись под струйками дождя в грязные разводы. Мия подняла лицо вверх и увидела над собой высокое изумрудное небо и пушистые оранжевые тучи. Все вокруг было абсолютно чужое и одновременно до боли знакомое, и девушка звонко расхохоталась от неожиданно нахлынувшего счастья. В голове промелькнула то ли своя, то ли чужая мысль: «Похоже, быть Избранной не так уж и плохо. Иногда».
- Веди меня, Темный Зверь, - бодро сказала она своему спасителю, почему-то уверенная, что он ее понимает. - Веди меня вперед. И гори все ясным пламенем!
И протянула к нему звенящую браслетами тонкую руку.
Tags: графомань, конкурсное, фэнтези, шутка
Subscribe

  • Хреновее уже невозможно

    В школе осталось три (ТРИ!) учителя началки, остальные на больничном. С сегодняшнего дня добавился еще один ковидный класс из тех, где я работаю.…

  • Ланч-бокс-термос говно

    Сегодня испытала - закладывала горячую жратву (только-только разогретую - из микроволновки), через 4 часа она уже была чуть тепленькая (сожрали,…

  • Для улыбнуться

    На Яндекс-дзене среди вороха шелухи периодически попадается что-то действительно забавное и/или милое (да - я его иногда читаю, ни на один канал не…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments