старая кошь Басько (basja_n) wrote,
старая кошь Басько
basja_n

Мои рассказки

Ну, и основной текст на Зарисовке, который я едва затолкала в 6 000 знаков, а уж в 2 000 он бы не влез никогда.
В отличие от предыдущей миньки веселого в нем нет ни капельки - мрачнуха как она есть.

Мальчик-тень

Мама уверяла, что в лагере весело. Папа говорил, что я там найду друзей. Так вот – мне не было весело, и друзей у меня там не появилось. Но сначала мне даже понравилось. Вожатая Надя веселая. Мяч гоняет не хуже мальчишки. Знает много интересного. Первым вечером костер с песнями позади корпуса устроила. Я не пел, но здорово было. Еда в столовой вкусная. Без смарта скучно, но я заранее знал – тут это под запретом. Можно раз в день после обеда позвонить родителям и сразу сдать трубу назад. Типа – чтобы дети полноценно отдыхали. Секций и кружков разных много. В комнате развлечений, куда два раза в день пускают, игр море. Кино по вечерам и в дождь. Плаваю я хорошо, а озеро с пляжем в пяти минутах от корпуса. Под присмотром тренера и медички, но меня и это не бесило. Надо – так надо. В общем – мне бы и без друзей тут нормально было, но на пятый день после начала смены «мокрая» ночь, и все стало плохо. А если я говорю плохо, значит – мрак и безнадега. Друзей нет и не будет, а обидчики появились мгновенно. Каких только кличек ни придумали. Засцун – еще не самая обидная. Девчонки, проходя мимо, носы зажимали и громко фукали. Малыши из пятнадцатого отряда за мной следом таскались и выкрикивали хором: «Воняет! Воняет!» Повернешься, а они врассыпную и орут: «Вонючка-обоссучка!» В столовой рядом со мной пустые места. А уж ребята в комнате... И самое обидное, что у меня «мокрых» ночей до лагеря уже два года не было.

Ведь как все происходит. В «мокрую» ночь всегда снится один и тот же сон. Я в большой плохо освещенной комнате. В ней много дверей. В каждой стене двери. Двери и больше ничего. Мне страшно. Я хочу выйти, дергаю ручки, пытаюсь открыть, но все двери заперты. А когда я дохожу до последней, за спиной раздается скрип плохо смазанных петель, я в ужасе оборачиваюсь и... просыпаюсь. Просыпаюсь обоссавшийся. Ни разу мне не удалось увидеть монстра, который входит в комнату. Но в том, что это монстр, я ни капельки не сомневаюсь. Родители сначала терпели, потом ругали и в конце концов меня к доктору повели. Тот о разном расспрашивал, потом таблетки прописал. Кошмары пропали. Даже те, что не про комнату. Все думали – помогло. А в лагере уже третий раз, когда я вместе с Надей матрас на просушку вытаскиваю. Она уже родителям моим позвонила. Наябедничала. Думала, что они меня домой заберут, а вот фигушки. Меня в лагерь потому и отправили, что на полтора летних месяца оставить было не с кем. Обстоятельства у них. Важные. В общем – я ночами уже засыпать боюсь, а в Тихий час отоспаться пытаюсь. Днем этого кошмара еще ни разу не было. Но хоть Тихий час на самом деле почти три часа, глаза с темнотой все равно закрываются, хоть пальцами веки держи. Иногда я жалею, что хорошо плаваю. Зайти бы в озеро с головой!

В общем, лежу я как-то и пытаюсь не заснуть. Все вокруг дрыхнут, двое храпят, а рыжий Левка еще и пердит. В окно свет от уличного фонаря, который всю ночь горит, сквозь занавески пробивается. Стал я на стене всяких зверей из тени руками изображать – иногда это помогало не заснуть. И вдруг понимаю, что ладони одно делают, а тень совсем другое. Сначала решил, что заснул, и это уже во сне привиделось, потом немного испугался, но одновременно и любопытно стало. Я сел на кровати, и тень тоже села. Только лицом в профиль. И это не мое лицо было. А потом тень ко мне повернулась и заговорила. Не вслух, а языком жестов. Словно знала, что я этот язык учил, чтобы с дядей Геной – глухим папиным братом – разговаривать. Сначала узнавать жесты трудно было – они же у тени плоские, но я как-то быстро привык. Вот так неожиданно у меня появился друг. Мальчик-тень. Я ему про все в эту же ночь рассказал, и он насмешничать не стал. Наоборот – пообещал, что будет приходить и присматривать, чтобы мне кошмар снова не приснился. И слово свое сдержал. А потом Обстоятельства изменились, и родители меня из лагеря раньше срока забрали. Только до этого еще кое-что произошло. Ну, ладно – раз уж начал рассказывать…

Мальчик-тень приходил каждую ночь, как только ребята засыпали, и рассказывал интересные истории – про жизнь там, в тени. Теневые люди редко показываются обычным, и у них есть два смертельных врага. Думаете, страшнее всего для них свет? А вот и нет. Даже при ярком свете есть тени. Должна быть просто ослепительная вспышка, чтобы они съежились и пропали. Гораздо опаснее полный мрак. Тени в нем растворяются и исчезают навсегда.
- Но я очень ловкий, - хвастался мальчик-тень, - поэтому не боюсь тьмы и света.
И я верил, что он ловкач и будет жить долго-долго, а у меня на всю жизнь останется такой необычный друг.
И вот – после рассказа, как в теневом лесу тени волков охотятся за тенями оленей, которых им никогда не догнать, но ведь главное – это погоня, поэтому охота никогда не прекращается, я заснул на свой все еще попахивающей мочой постели. И вдруг снова оказался в той комнате. Я в отчаянии стал рваться в запертые двери, а потом колотить в них со всех сил ногами. Мне было гораздо страшнее, чем в прошлый раз. Я быстро выдохся, отчаялся и скорчился в углу на полу. Я знал, скоро придет чудовище, и я знал, что друга позвать нельзя. Что ему это гораздо опаснее, чем мне. Но когда дверь мерзко заскрипела, я заорал: «Солби! Сол!» Заорал и разрыдался. И Сол пришел. Закрыл меня от чудовища своим худым полупрозрачным телом. Скрипучая дверь распахнулась, и из нее шагнул монстр. Огненный монстр с черными провалами глазниц. Он вспыхнул еще ярче, хотя казалось – это невозможно, засветил как сто тысяч солнц и оглушительно захохотал. От этого ужасного хохота я проснулся. Абсолютно сухой снаружи и высушенный изнутри. Потому что знал, что предал Сола, а предательство сушит сердце. Потом я долго пытался себя уверить, что мальчик-тень очень ловкий и успел убежать. Что свет для него не так опасен, как тьма, и есть надежда. Но правда в том, что именно за ним охотился Огненный монстр, а я помог тени волка догнать тень олененка.

С тех пор я не писаюсь во сне и не плачу. Я всегда сухой снаружи и внутри. Словно осенний лист. Словно древняя мумия.
Tags: графомань, конкурсное, проза, творчество, хоррор
Subscribe

  • Петербургское

    На праздновании Дня Достоевского в этом году, разумеется, не была - болела. Так что в честь этого прошедшего события вешаю клип годичной давности -…

  • Yoko Kanno/菅野 洋子/Ёко Канно

    Брошу здесь, чтоб було. :)

  • Сериал и комикс

    Стартанул новый постап-сериал про Бемби мальчика с оленьими рогами. По анонсу - актуальный фантастический ужастик про мир, в котором…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

  • Петербургское

    На праздновании Дня Достоевского в этом году, разумеется, не была - болела. Так что в честь этого прошедшего события вешаю клип годичной давности -…

  • Yoko Kanno/菅野 洋子/Ёко Канно

    Брошу здесь, чтоб було. :)

  • Сериал и комикс

    Стартанул новый постап-сериал про Бемби мальчика с оленьими рогами. По анонсу - актуальный фантастический ужастик про мир, в котором…