July 8th, 2010

дождь

бессонница

Сегодня ночью было не продохнуть - жара, духота. Результат - до пяти утра не уснула.
Читала, пока глаза в кучку не свелись, потом - тихо зверея - болтала с котом. Зубастик тихо же вякал в ответ.
Кот от жары линяет - просто жуть. Шерсть и пух по всей квартире летают. Любая шмотка, о которую он почешется, сразу полушерстяной становится. Пришлось сегодня купить ему противотошнотную пасту. Благо, он ее слизывает - не плюется.

В общем, итоги ночного чтения: Collapse )
глаза

мои рассказки

Итак, номер один. И первое, что серьезно сассоциировалось на тему "Остров" в примитивном баськином мозгу: остров - кельты - рай - Авалон - Артур - возвращение короля.
Форму для изложения моё выбрало юмористическую, хотя сказать рассказом хотела о достаточно серьезных вещах. Но тут уж - кто что увидел и увидит.

PS не уверена, что сейчас выложила последнюю версию, бо на этот раз в черновиках/чистовиках просто запуталась. :)

Четвертый сын

Ему было скучно. Как всегда. Скука-докука. Тоска зеленая. Постоянная. Константа, едрить ее! К переменным величинам относилось несварение желудка, и именно сегодня оно давало о себе знать. А что вы хотите? Опять пожилая говядина, место которой только на мыловарне. Он перевернулся на бок, почесал слегка вздувшийся живот. Огненная отрыжка комом прокатилась по горлу и опалила небо.
Второй переменной стало явление на горизонте тощей человеческой фигурки. Человечек – явно не случайный путник, а целенаправленно топающий в направлении Берга вояка. Об этом говорили сосредоточенное выражение физиономии парнишки и лежащий на его узком плече большущий меч. Берг перекатился на пузо, вскочил на свои короткие ноги и стал ждать, что будет дальше. Не то чтобы он не догадывался, но в любом деле самое интересное – это детали. Парнишка явно страдал близорукостью, потому что подошел довольно близко, прежде чем деловитость сменилась неуверенностью. Но юноша быстро взял себя в руки и, прокашлявшись, прокричал:
Collapse )
глаза

мои рассказки

Этот из трех - самый любимый. А то, что нравится автору, обычно не проходит - закон бутерброда.

По поводу крЫтики здесь булькну только одно - кто-то высказывался, что дети так, как мои герои, не говорят. Дык - Валерку моё списывало с десятилетнего сына коллеги, пацан научился читать в неполные пять, а с семи интересуется только науч-попом и энциклопедиями, так что чуток речь персонажа в сравнении и упростить пришлось.
Почему если ребенок, так сразу - примитив? :)

Кукольный бог

Он услышал плач Манюни и понял, что сегодня модель крепости доделать не получится. Мальчик быстро сгреб детали в коробку, прихватил крышку резинкой и развернулся к двери. Сестра вбежала, подвывая и размазывая левой рукой по щекам слезы. Правой она прижимала к животу неаккуратно завернутый подол.
- Чего ревешь? – грубовато спросил Валерка.
- Лизаааа… - Манюня плюхнулась на соседний табурет и, горько всхлипывая, выложила на стол то, что осталось от ее любимой куклы. А осталось – надо признать – не слишком много. Голый пластик головы с дырочками для волос и улыбающимся розовым личиком смят в лепешку. Сами волосы грязным комом смешались с обрывками платьица и мокрой землей. Руки вывернуты, а одной ноги у куклы Лизы не было вовсе.
- Кто это ее? – вопрос Валерка задал для порядка, ведь он заранее знал ответ.
- Мишуки. Я домой шла. От Тани. – Татьяной звали Машину подружку с южной окраины дачного поселка. – А они окружили. Мишуки. Меня толкнули. Лизу отняли. Рыжий как закричит: «Сейчас мы ее в полет отправим!» И за волосы ее. Крутил, вертел, пока совсем не оторвались. Лиза на дорогу упала. Он ногой наступил и – ну топтать. А Шурка говорит: «Таких не берут в космонавты». И они все смеяться стали… Иии…
Манюня снова заревела.
Collapse )