July 24th, 2010

дождь

ПТерри

"...Ваймс вытащил кусочек, зажатый между десной и щекой, который оказался сложенным клочком бумаги, заляпанным неподдающимися определению соками.
Он развернул его. Карандаш размыло, но все же можно было разобрать:
Сегодня, Морфическая улица, 9 часов. Пароль: рыба-меч.
Рыба-меч? Это повсюду было паролем! Когда кто-то хотел придумать слово, которое невозможно отгадать, то всегда выбирал именно рыбу-меч. Одна из причуд человеческого разума."

Терри Пратчетт "Ночная стража"


К чему это я?
На зарисовке есть рассказ с очень специфическим названием. Если автор тот, на кого я думаю, то он увидит цитатку во френд-ленте, и, думаю, она его улыбнет.
дождь

чтиво

По причине того, что мое читало нетленки на блиц-зарисовке, обычного чтива осилила минимум.
На бумаге - надыбанное в библиотеке продолжение "Смерть - дело одинокое".
Впечатления Collapse )
дождь

чтиво

Сегодня совершила очередной набег на библиотеку.
Трофеи:
1) сборники рассказов Бернхарда Шлинка (лав-стори, надеюсь, не сопливые) и Джо Хилла (мистика/хоррор)
2) юмористический роман "Отдамся в хорошие руки" Тамы Яновиц
3) душещипательная слезодавилка "Дэниэл молчит" Марти Леймбах

Последнюю уже прочитала почти наполовину - история молодой американки, в жизни которой одни крушения: отец застрелился, мать долго и мучительно умирала от рака, первый бой-френд разбился на мотоцикле. И вот когда она находит в Англии тихую семейную гавань с любящим нежным мужем, все снова бьется вдребезги, потому что ее второй ребенок оказывается аутистом. В общем - душераздирающее дамское чтиво.
дождь

статейка

Обещала приодически статьи подбрасывать - приятного аппетита. :)

Дмитрий Володихин, Игорь Чёрный

"Бургундское вино, миланская сталь, брабантские кружева..."

(Исторический антураж в отечественной фэнтези)

Отечественная фэнтези как самостоятельный тип фантастики родилась совсем недавно, в первой половине 90-х прошлого века. Конечно, и до этого в русской литературе можно было встретить произведения, имевшие некоторые признаки фэнтезийности, но тяготевшие скорее либо к НФ, либо к основному потоку. В пестрый калейдоскоп «предфэнтезистов» входят как Валерий Брюсов с Михаилом Булгаковым, так и Владимир Орлов, и Яков Голосовкер, и Евгений Богат, и Ольга Ларионова, и Людмила Козинец…

В начале 90-х наша новорожденная фэнтези отказалась от своих естественных корней и пустила новые, в совершенно иных направлениях. Подавляющее большинство фэнтезийных романов как десять лет назад строилось, так и по сей день строится по канонам, выработанным в англосаксонской литературе. Меньший по объему, но сравнительно «крепкий» лагерь составляют те, кто пишет «славяно-киевскую» фэнтези, так или иначе идейно соединенную с древнерусским язычеством. Кто-то решил опереться в литературных исканиях на христианство (например, Александр Мазин), но таких сравнительно мало, поскольку фантасты, идущие в этом направлении, рано или поздно почти в полном составе сворачивают на тропу мистической (сакральной) фантастики, оставляя фэнтези с его преобладающим магизмом. Наконец, базой для создания фэнтезийных романов в немалой степени служит романтическая литература XIX—начала XX столетий. А то и вовсе беллетризация полигонных ролевых игр, компьютерных игрушек.

Collapse )