старая кошь Басько (basja_n) wrote,
старая кошь Басько
basja_n

Categories:

мои рассказки

В общем, как и решила - сливаю МП19.
Удачи френдам!

Новый текст писать влом, а тот, что честно потестили френды - им еще раз гран мерси! - как-то к теме "Переводчик: Translator or Interpreter?" оказался левым боком, да еще и ввел мальчиков в тоску зеленую при раскладе, что на мой авторский вкус - это чисто развлекательное чтиво.

Кидаю здесь и залью на СИ.

Корзина. Зеркало. Две крысы

«Чтобы понять мир, нужно познать женщину этого мира. Еще лучше – не одну».
Так говорит старина Уго. Если подробнее – Уго фон Фрай, барон, ловелас, циник, сноб, а еще – гениальный лингвист-культуролог и мой учитель. Его два постоянных брака и полтора десятка временных, как и солидная подборка научных работ, доказывают, что даром времени он не теряет.

На барбекю в честь юбилея факультета два с половиной года назад, изрядно выпив, старина Уго рассказал, что прокололся только один раз. Один единственный. В мире О-ло-гон. Но согласитесь, господа, сложно изучать культуру народа, у которого слово «эу», произнесенное с протяжным «у» в верхней тональности, имеет три десятка значений в зависимости от фазы местной Луны, пространственного расположения собеседников и цвета их одежд. При этом женщины и мужчины О-ло-гона живут изолированно друг от друга и встречаются только раз в году на церемониальных оргиях. На которых, кстати, не разговаривают, и вовсе не потому, что заняты более приятным делом. Мужской и женский диалекты развивались параллельно так долго, что стали почти полностью непохожи друг на друга.

В свою очередь старина Уго утверждает, что это научное и жизненное кредо не его ноу-хау. Еще великий Ричард Фрэнсис Бёртон думал и поступал именно так. Я верю учителю, хотя с трудами достопочтенного сэра Ричарда мне познакомиться пока не довелось. И так, список обязательной литературы зашкаливает за пределы разумного.
Под познанием женщины Уго имеет в виду не только и не столько секс, хотя и про него старый ловелас не забывает, конечно. Построенная им диаграмма «Зависимость между позой, считающейся пристойной в обществе, и гендерной доминантой» вошла во все учебники для первокурсников. Но точно определить, что учитель вкладывает в термин «познание», я бы не рискнул. По крайней мере – пока еще ни разу не пробовал сделать это в его присутствии.

Валкоро – первый мир, где я стажируюсь в одиночку, без присмотра доброго дядюшки Уго. В преддипломную практику нас бросают, словно щенков в воду. Утонешь или выплывешь, зависит только от тебя самого. Так что мне крупно повезло с малышкой БхоЛу.
Почитатель женщин всех рас, цветов и размеров фон Фрай утверждает, что внутри любой из них – двухметровой зеленокожей гайи или безволосой обитательницы Проклятых планет, говорящей на грубом арго, или покрытой толстым хитиновым панцирем красноглазой хризы, проводящей две трети жизни в зимней спячке – внутри каждой, без исключения, женщины обязательно живет маленький нежный котенок. Только его нужно отыскать, погладить и ласково почесать за ушком. Когда тот замурлыкает от удовольствия, считай, что любящее женское сердце уже у тебя в ладонях.
Мда… котеночек. Встречался я год назад с одной особой…
Вот у БхоЛы не пришлось высматривать ее внутреннего пушистика. Она сама – как кошка от небольшого почти треугольного личика с маленьким острым подбородком до крошечных, покрытых серебристой татуировкой ступней. Валкороане не просто хомо-мутанты, как большинство обитателей пограничных миров. В их жилах кровь поселенцев, измененная мрачным пурпурным солнцем этого мира, явно смешалась с телесной жидкостью какого-то местного племени. Какого? Об этих первопредках ничего не известно. Не известно за пределами планеты, разумеется. Жители Валкоро свято хранят тайны своего народа, и это первая из причин, почему я именно здесь. Одна-две небольшие разгадки, и включение в научный сборник кафедры гарантировано. «А вторая причина, третья, наконец?» - спросите вы. Если я отвечу, что хочу не ударить лицом в грязь и – при удачном стечении обстоятельств – приятно удивить своего учителя, этот ответ вас устроит? Нет? Тогда идите к черту, господа!
Пардон, я не хотел никого обидеть. Останьтесь, прошу вас. Я закажу еще коктейли.

Попав на планету, я оказался в положении португальского купца в гавани Нагасаки. Народ Валкоро, и правда, напоминает жителей страны Восходящего солнца. Напоминает подчеркнутой вежливостью к пришельцам. Напоминает недоверчивостью и спесью, скрытыми любезными масками лиц. Напоминает приверженностью к традициям, тайны которых хранятся за семью печатями от чужаков. Напоминает многим… Но Валкоро не нью-Япония. Вовсе нет. Главная ошибка начинающего культуролога – поиск прямых исторических аналогов. Старина Уго неоднократно предостерегал нас от нее.
Если вы, господа, впервые слышите о валкороанах, то вот еще более удивительный факт: Валкоро официально входит в Федерацию три сотни лет, но нет ни одного, даже самого примитивного словаря или разговорника их языка. Все договоры «Валкоро - другие планеты» существуют только в видеозаписи. Можно догадываться, насколько фонетика основного народонаселения Федерации чужда местным, если для общения с пришельцами они выбрали стандартный язык жестов глухонемых. Мне пришлось полтора года изучать его с лучшим сурдопедагогом нашей Академии. В конце обучения он попытался переманить меня на свою кафедру, предложив шикарную дипломную тему. Но разве я мог изменить старине Уго?

С БхоЛой я познакомился на второй день пребывания на Валкоро. Правда, слово «знакомство» тут неуместно. Мы не встретились на улице или в кафе, не застряли вдвоем в лифте и не явились на «свидание вслепую». Мне – по обычной здесь практике для туристов – предложили выбрать одну из полутора десятков свободных на тот момент гиэт. Это, как я тогда понял, что-то типа гида, няньки и гетеры в одном лице. Без сопровождения гиэты чужак в глазах местных выглядит практически как нудист в зале консерватории. Для планеты, которая показывает приезжим только три поселения вблизи космопорта, сервис турбизнеса – выше всяких похвал.
Пролистав несколько страниц видеоальбома, я наткнулся на портфолио БхоЛы и понял, что никто другой мне не нужен. Не прошел еще месяц из шести, отведенных на практику, как я убедился, что мой выбор попал в точку. Она лучшая из лучших! Правда. Я считаю так до сих пор.

Сначала была обычная туристская лабуда: Храм танцующих огней и сад поющих камней, мим-театр, в котором исполняют пьесы модных драматургов специально для чужаков, галереи искусств и маленькие уютные ресторанчики. Я изображал обычного туриста, жадного до экзотики и зрелищ, и у меня это получалось легко, потому что зрелища и экзотика – это, и правда, здорово. Главное, не переусердствовать. Первые дни меня напрягала неестественная тишина – даже между собой валкороане в присутствии чужеземцев переговаривались только жестами, но я быстро привык и к этой местной особенности. Привык и даже наслаждался ею. Те, у кого все приятели болтуны-филологи, а бывшая подруга выдает сотню слов в минуту, меня поймут.
Вечерами, после эрзац-культурной программы, меня ждал изысканный массаж со столь очевидной кульминацией. Мне было так хорошо вдвоем с моей гиэтой, что я хохотал и дурачился – щекотал БхоЛу, дергал ее за хвост, а она оскаливала зубы и корчила притворно-свирепые гримаски. Кстати, что мне больше всего не нравится в языке глухонемых, так это использование лицевой мимики. Многие жесты рук выглядят вполне изысканно и даже аристократично, а вот обезьянье кривляние физиономии меня жутко бесит. Вернее – бесило, пока я не увидел его в исполнении валкороан и – в особенности – моей БхоЛы. То, что на человеческом лице частенько выглядит как судороги эпилептика или физиономия страдающего запором дауна, у местных – грациозный танец лицевых мышц. Возможно, это из-за особенностей местной анатомии. Я, если честно, не в курсе. Ведь я, как сказал один древний мудрец, из породы флюс-специалистов: никогда не изучаю то, что мне в ближайшее время не пригодится. Багаж лишних знаний не стоит таскать на плечах. Особенно, при изучении чужой культуры.

Поддразнивая, я постоянно пытался заставить мою малышку заговорить вслух или произнести хотя бы один звук, но так ничего и не добился. Зато когда она по моей просьбе сплясала огненный танец жриц, заменив факелы светящимися тростями, я не просто любовался ее грациозно извивающимся обнаженным телом – а посмотреть, уж поверьте, было на что! – я внимательно рассматривал его. Смотрел не масляными от похоти глазами самца, а изучающим взглядом культуролога. На спине ничего особенного – для валкороанки, разумеется – медные с прозеленью волосы переходили в короткую гривку, которая тянулась вдоль всего позвоночника и пряталась в пушистом хвосте, тип которого мой школьный друг – страстный ретро-собачник – называл «перо». А вот руки и ноги БхоЛы оказались плотно разрисованы серебристыми узорами, которые напомнили мне какие-то древнеземлянские письмена. Что-то похожее я видел в тот день и на колоннах в храме огней.

После танца я медленно растирал моей гиэте ее маленькие ножки ароматным цветочным маслом, целуя по очереди каждый пальчик с острым полупрозрачным коготком. Потом нежно провел ладонью по вязи причудливых значков от лодыжки до округлого бедра и, как будто впервые обратив на это внимание, спросил:
- Что это?
Она за неделю, проведенную вместе, уже привыкла и к моим глупым выходкам, и к внезапному любопытству. Мы с БхоЛой назвали его «Игра в вопросы и ответы».
Она аккуратно высвободила из моей руки ногу, перекатилась со спины на живот и ответила:
- Это? Это знак гиэты, золотой мальчик.
Дурацкое прозвище, правда? И совсем мне не подходит. Но я не стал отпугивать котенка – спорить из-за какой-то мелочи – и великодушно разрешил ей так меня называть. Разрешил в первый же день нашего знакомства.
Я повторил вопрос, слегка изменив и дополнив его:
- Что значат эти узоры? Это орнамент? Это сюжетный рисунок? Это слова?
- Это кодекс гиэт. Он есть на каждой из нас.
- А ты можешь мне его рассказать? Или это профессиональный секрет? – прозондировал я почву дальше.
Она лениво потянулась, прищелкнула пальцами и сказала:
- Почему нет?
БхоЛа ловко – одним текучим движением шоколадного тела – села, подогнув под себя ноги, и забормотала что-то обеими руками и лицом так быстро, что я смог уловить от силы несколько слов. Наверное, по моим вытаращенным глазам, она поняла это и сощурила в щелки свои зеленые глазищи, что означало: «Очень-очень весело».
- Ты забавный, - сказала она пару минут спустя и запустила пальцы обеих рук в мои волосы, растрепав их и снова пригладив. – Самый забавный из моих чужаков. Мой забавный золотой мальчик.
Я притворно гневливо тряхнул головой и отвернулся от нее. БхоЛа кошкой скользнула между мной и стеной комнаты, уперлась руками мне в грудь, посмотрела глаза в глаза, медленно облизала языком губы и протянула их для поцелуя. Я не поддался на ее уловки. Она отодвинулась и сделала извиняющий жест левой рукой:
- Золотой мальчик, ты обиделся? Прости. Хочешь, твоя гиэта научит тебя говорящим знакам?
- Я всегда мечтал о таком учителе! - в моих словах не было притворства. Почти не было.
Мы растянулись на ложе лицом к лицу, БхоЛа пальцем левой руки обводила какой-нибудь знак на правой и сразу изображала соответствующее слово. Учеба началась.

Три дня, и мы перешли с ее тела на тонкие полотнища шелка. Как я и думал, определенные сочетания знаков придавали им новый смысл. БхоЛа рисовала одну закорючку рядом с другой, я называл каждую, а потом пытался догадаться о значении всей композиции в целом. Начинали с самого простого.
- Что это?
- Гора.
- Верно.
- Огонь.
- Да. А гора и огонь вместе?
- Вулкан.
-Хорошо. Это?
- Большой.
- Дальше.
- Маленький.
- Верно. Оба вместе?
- Безразмерный?
- Хорошо.
- Огонь и небо.
- Да. А вместе?
- Молния! - с радостью записного придурка ответил я.
- Верно. А еще?
- Метеоритный дождь.
- Да. А еще?
Дотошная у меня учительница. Правда?
- Божья кара? – предположил я и увидел непонимание в ее глазах. Вообще, этические религиозные понятия, как я заметил, были ей чужды. Поэтому я сразу поправился. – Неожиданная утрата?
- Нет, внезапное озарение, - поправила меня БхоЛа и терпеливо изобразила следующее упражнение.
Думаю, не я первый интересовался значением тату на конечностях своей гиэты, но уверен, что ни у одного секс-туриста не хватило терпения выучить сотни похожих друг на друга закорючек.

Теперь, гуляя с БхоЛой по городу, я замечал то, что раньше оказывалось на периферии моего зрения. Например, слева от входа в каждый магазин или лавочку есть небольшой рисунок в виде плотно закрученной спирали. Это знак морского моллюска – основной статьи экспорта Валкоро. Из внутренних тканей этой твари изготавливают уникальное обезболивающее, не дающее побочных эффектов ни у одной расы Федерации. Мираблинин. Одно из самых дорогих лекарств. В переносном смысле этот знак означает «богатство».
На частных домах обычно намалеваны синим «две крысы». Я сам придумал название символу, потому как больше всего эти гололапые и голохвостые темно-красные создания с вытянутыми мордочками похожи именно на пасюков. Когда БхоЛа затруднилась с объяснением этого знака, она показала мне изображения животных и рассказала, что эти славные зверюшки создают пару на всю жизнь. Если один из семейного союза погибает, то у второго после лунного месяца одиночества отключаются все жизненные функции, и он тоже умирает. Знак «две крысы» в зависимости от контекста означает или конкретно «супружеская пара», или «двое разнополых существ одного вида, связанных тесной эмоционально-физической привязанностью». Я для себя обозвал его «Ромео и Джульетта». Шекспир – один из немногих авторов школьной программы, которого я прочитал не в кратком пересказе, а в оригинале. Чем-то этот бард со Старой Земли меня зацепил.

БхоЛа рисовала закорючки, а я их читал. Шли месяцы, количество хорошо знакомых мне символов перевалило за две с половиной тысячи, мой словарь распухал, и все было здорово. Но когда я попытался при ней тоже поработать кистью, то получил резкий шлепок по руке.
- Тебе нельзя, - и никаких объяснений. Но с этого момента педагогический энтузиазм моей гиэты резко поубавился. Она уклонялась от уроков, компенсируя недостаток занятий словесностью изощренными любовными играми.
«Тебе нельзя». Наивная малышка. Когда она засыпала, я два-три часа проводил в бдении над записной книжкой, занося туда все, что за день узнал от нее, со своими разъяснениями и комментариями.
Почти неделю я клятвенно обещал, что больше не возьму кисть в руки, что мне скучно без наших уроков, что если она не сменит гнев на милость, то я поменяю билеты и улечу от нее за тридевять планет уже завтра. В конце-концов она сдалась, и все вернулось на круги своя.

Полгода пролетело почти незаметно.
За два дня до отлета я познакомился в кафе с квиторианцем. Я часто видел его и раньше, не так уж много чужеземцев в городе, но тут он подсел ко мне, представился и начал хвастаться тем, как здорово здесь отдохнул. Зная про невероятную обидчивость и гневливость представителей его расы, я не стал нарываться на неприятности и выслушал всю эту ерунду с любезным выражением лица, поглощая свой ужин и периодически восхищенно охая и поддакивая. После полугода молчаливого общения на Валкоро в мои бедных ушах аж гудело от его зычного голоса. Наши гиэты сидели в углу зала за столиком обслуживающего персонала и что-то молча жевали. Напарница у квиторианца была просто милашка – попухлее моей БхоЛы, с шикарным бюстом и простеньким щекастым личиком. Новый знакомец вцепился в меня, как клещ, сказал, что давно не встречал таких интересных собеседников, и предложил устроить мальчишник в честь его завтрашнего возвращения домой.
- Отпустим девочек до утра, поболтаем о том, о сем. У меня в номере есть настоящий гиски двадцатилетней выдержки.
Не думаю, чтобы я захотел свою последнюю перед отлетом ночь провести без БхоЛы, но этот жизнерадостный дылда избытком сентиментальности явно не отличался. Зато энергии у него было – хоть отбавляй!
Получив мое согласие, он за какие-то десять минут отправил гиэт восвояси, заказал на вынос кучу разной еды его и моего пищевого типа, и не успел я пару раз моргнуть, как оказался на верхнем этаже отеля в люксе моего нового приятеля. Часа два он потчевал меня разговорами о замечательном себе и демонстрировал стерео-слайд-шоу во всю стену на тему «Как я, умный красивый богатый и удачливый, отдохнул в этом чертовом Валкоро». Когда последняя бутылка гиски опустела, а язык квиторианца стал изрядно заплетаться, он неожиданно захихикал, подмигнул мне и, покопавшись в небольшом бауле, вытащил маленькую коричневую статуэтку. Она изображала группу из четырех валкороанок в подчеркнуто фривольных позах. Осторожно взяв композицию в руки – она оказалась тяжелее, чем я думал – и внимательно приглядевшись, я понял, что это не сувенирный новодел, а весьма древняя вещица. Слова: «Где вы это раздобыли?!» - так и норовили сорваться с моих губ, но я только сдержанно похвалил квиторианца за хороший вкус.
- Ты славный парень, Эрни, и ты умеешь держать язык за зубами, поэтому я скажу тебе, где можно обзавестись подобными штуковинами, - мой новоиспеченный приятель назвал адрес и изобразил жест, по которому хозяин лавочки должен был показать мне особый товар.

На следующий день я с трещащей от похмелья головой смотрелся так впечатляюще, что просьба оставить меня до обеда в покое выглядела вполне адекватно. БхоЛа помассировала мне затылок, принесла поднос с синтетическим айраном и удалилась. Айран и контрастный душ сотворили обычное чудо. Через полтора часа я чувствовал себя почти в норме и бодро отправился по указанному адресу, стараясь не обращать внимания на косые взгляды встречных валкороан. Чужак без гиэты – как это непристойно! Эротические фигурки меня не интересовали, но внутреннее чутье вопило: там должно быть что-то и поинтереснее. Низенький хозяин-валкороанец в малиновом халате проводил меня в заднее помещение магазина. В небольших витринах красовался ассортимент для вип-покупателей. Ни одна из вещиц не входила в список разрешенных для вывоза с планеты сувениров. Мой взгляд сразу остановился на краешке шелкового свитка, торчащем из приоткрытого футляра. По моей просьбе хозяин развернул верхнюю часть, и я чуть не завопил от радости. Судя по заголовку, это был древний историко-мифологический трактат. Нет, я знал, что попытка опубликовать оригинал и даже перевод этого опуса чревата тюремным заключением на пару десятков лет, но в тот момент я почувствовал, что такое снедающая коллекционеров страсть. Даже цена, которую заломил наглый мифопродавец, не заставила меня отказаться от покупки. Вернувшись в отель, я сразу спрятал свиток в потайное отделение моего багажа. Оно было хорошо защищено от всех видов сканирования и не могло подвести меня на таможне. Желание сразу же изучить текст пришлось держать на короткой узде. Тем более, что оставались последние сутки, и меня ожидали занятия поинтереснее перевода.

Не хочу вспоминать, как мы расставались – это слишком личное, господа. Достаточно сказать, что несмотря на пьянку накануне и адскую усталось, я так и не сомкнул глаз той ночью. Последней ночью с моей гиэтой.
Как только я оказался в каюте лайнера, я распаковал багаж, вытащил свиток и развернул его. Меня ожидал неприятный сюрприз. Вместо желтоватой от возраста ткани с убористо написанными знаками трактата я увидел нежно-золотистый кусок нового шелка с крупно выведенными тремя символами. Корзина. Зеркало. Две крысы. Вот он, господа.

Симпатичный молодой мужчина раскрыл висевшую на плече дорожную сумку и вытащил оттуда аккуратно свернутый большой шелковый лоскут. Дело происходило в кафе возле зала ожидания. Из-за проблем с погодой большинство местных перелетов задерживалось на несколько часов, и пассажиры коротали время за чашками черного кофе, бокалами с напитками и болтовней. Двое бизнесменов со скучающими усталыми лицами, сидевшие за одним столиком с рассказчиком, вежливо посмотрели на черные закорючки. А тот ласково погладил кончиками пальцев блестящий шелк, сложил и убрал лоскут обратно. Потом сделал пару глотков остывшего кофе и продолжил.

Мало того, что она нашла тайник и сделала подмену. Все файлы в моей записной книжке оказались стерты. Я восхищаюсь ее умом – пароль доступа я придумал не из легких, а она сломала его за те несколько минут, когда у нее появилась возможность это сделать. Ведь накануне вечером я проверял записи. БхоЛа была уверена, что сделала все, как надо, иначе меня бы просто не выпустили с Валкоро. Но мой мозговой чердак не забит лишним барахлом, а это она не учла. Я смогу восстановить если не все, то большую часть записей по памяти, а свиток… свиток – это искушение, и моя маленькая гиэта позаботилась меня от него избавить. Я почти уверен, что трактат опять красуется на прежнем месте в том магазине. Нет, господа, дело вовсе не в этом. Главное – что она мне написала. Корзина. Зеркало. Две крысы. Слишком много знаков. И слишком мало. Убийственно мало. Корзинами валкороанцы ловят моллюсков. Поэтому первый символ можно перевести еще как «поймать» или «сеть». Зеркало – символ иллюзии или обмана. Про крыс я уже рассказывал. Я долго думал и решил, что наиболее убедительное толкование этой фразы: «Двое влюбленных связаны обманом». Но как это понимать?!
Корзина и зеркало.
Моя маленькая БхоЛа – обиженный котенок, который понял, что я обманываю и использую его в своих целях, и предал меня? Или она – хищная тигрица, которая сразу вела со мной свою игру и опутала меня сетями обмана? И можно ли назвать ее поступок предательством? А может, она спасла своего золотого мальчика?
Две крысы.
Ромео и Джульетта. Любовь до гроба и смерть из-за любви. Любила ли она меня, или я – один из десятка безликих клиентов, а нежная страсть – искусство профессионалки? Слишком много вопросов, на которые я не могу найти ответа.
«Корзина. Зеркало. Две крысы». При любом раскладе я должен вернуться на Валкоро и получить объяснение из ее рук. Выслушать, что бы она мне ни сказала. Я должен, и я вернусь обязательно! Сразу после защиты диплома.
Tags: графомань, проза, творчество, фантастика
Subscribe

  • Немного о вчерашней поездке

    Сегодня расскажу о первой половине поездки, завтра или потом на неделе - о второй половине. Во-первых, это была чисто "гулятельная" экскурсия, так…

  • Еще видео с поездки

    На этот раз короткое - 2 минуты - и не занудное. Кормящееся стадо ланей (одна самка, остальные самцы). Звук лучше не слушать - скрип объектива и…

  • Приехала

    Вчера вернулась поздно - почти в полночь, обратная дорога вымотала (автобус торчал в пробках и в районе Зеленогорска, и под Сестрорецком), так что…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments