старая кошь Басько (basja_n) wrote,
старая кошь Басько
basja_n

мои рассказки

Насчет дюжины текстов на Колфан моё, конечно, шутковало - последний третий рассказ.
Идея? Библейское "Блаженны нищие духом".
Или - как выразился, кажется, Вик (а вычислил в Угадайке он меня явно по стилю ответов на комменты, а не по тексту рассказки) - сказка про забугорного Иванушку-дурачка.
Самый простенький текст из этого тура - чистое и незамутненное развлекалово. Как бы фантастика со злым псиоником в фэнтезюшном антураже.

Сестра Героя

- Вы не ошиблись, господин. Это дом Героя, а я – сестра Героя… Моё имя? Мария, господин. Нет-нет, просто Мария… Герой? Ой, простите господин, у него это… живот болит. Он скоро. Вы пройдите пока в дом. Я и матушка стол накроем, угостим, чем Бог послал.
Молодой барон Фридрих – для друзей просто Фредди – глянул в сторону столь щедро предлагаемого ему приюта: еще крепкий, но уже изрядно вросший в землю сруб, закопченные деревянные ставни на окнах с отверстиями для дыма. Через распахнутую по случаю доброй погоды входную дверь туда-сюда шныряли пестрые куры, оставляя повсюду черно-белые отметины… Глянул, осмотрел цепким взглядом стратега, потянул носом и… предпочел отказаться. Девушка, кажется, не обиделась. Барон сел на поставленный «на попа» широкий обрубок дерева, махнул рукой свите, мол – можете быть свободны – и улыбнулся симпатичной селянке. Девушка, и правда, была очень мила. Причем – не грубой полнокровной красотой деревенских девах. Красотой, которая после первых родов сменяется рыхлой дородностью, а после многочисленных следующих – обрюзглостью. И не поймешь, как ни присматривайся: двадцать пять лет бабе, тридцать или уже хорошо за сорок перевалило. Нет, Мария была хорошенькой на самый взыскательный вкус. Стройная фигурка с тонкой талией и высокой грудью, белокурые волосы, лукаво-бедовые с кошачьим зеленым отливом глаза. А прелестнее всего – улыбка, с которой на розовых щечках вырисовывались две шаловливые ямочки. Мария знала про неотразимость этих ямочек и кокетливо улыбалась молодому господину, почтившему их визитом.

Еще три месяца назад молодой наследник баронского титула служил при дворе сюзерена. Замком и землями управлял его отец – крепкий властный мужчина неполных пятидесяти лет, и ничего не предвещало скорых перемен. Но с первыми осенними ливнями замученный скачкой гонец привез вести. Дурные вести. За такие в стародавние времена вестникам рубили головы. Друг и сосед барона сообщил юному Фридриху, что отец его подло убит, родовой замок фон Элхов захвачен узурпатором, а крестьяне боятся выступать против нового хозяина. В округе ходят слухи, что не обошлось и без черной магии.
Свежеиспеченный барон фон Элх еле удержался от того, чтобы не выехать назавтра же с рассветом. Гонец успел до осенней распутицы, а вот отряду пришлось ждать устойчивых заморозков. Кони со всадниками в тяжелом вооружении просто увязли бы в непролазной грязи – фамильные владения фон Элхов располагались вдали от ухоженных торных дорог.

- Итак, любезная Мария, расскажи мне все, что ты знаешь про чародея. Все. Слухи, бабские сплетни, а главное – то, что ты видела своими глазами. Садись и рассказывай.
Девушка смущенно подергала руками холщовый передник, присела на ступеньку и начала:
- Ну, как колдун этот в замок попал, я только по чужим рассказам и знаю. Те, кто живой остался, вам, господин, получше моего все распишут. Говорят, приехал колдун этот всего с дюжиной воинов. В замке чужакам гостеприимство оказали. Покушали они, отдохнули, значит. А после колдун приказал батюшке вашему ему на милость сдаться. От такой наглости господин барон чуть со смеху не лопнул. Чародей сутки на размышление дал и лагерем недалеко от замка расположился. Господин барон лазутчика послал, потом второго – разузнать, что наглец затевает. Послал, а вот назад их так и не дождался. Утром два тела возле моста нашли. Ни одной раны на теле, словно своей смертью померли, только лица, говорят, страшные очень. А колдун снова за свое: мол, признайте меня своим господином, отведите мне лучшие покои да отдайте две трети дохода от земель, и я вас от всех защищать стану. На что господин барон ему в ответ: все фон Элхи верно служили герцогу Фрайляндскому и верностью своей не торгуют. Кухарка Эльза, а я все это от нее узнала, божится, что господин барон колдуну еще и в рожу поганую плюнул. Но она любит приврать, так что было точно так или нет, я не знаю. В общем, не успел старый господин ответить, как и он сам, и личная охрана его замертво рухнули. Все. Даже кривой Густав, который еще дедушке вашему служил и безобиднее божьей коровки был. После чего колдун в замке расположился так, словно там и родился. Часть челяди сбежала, остальные удрать побоялись.

Пару дней спустя колдун к нашему старосте приехал. А покойный Карл упрямый, что твой баран. Он как процессию из замка заметил, мужиков с вилами загодя собрал. Даже на порог к себе самозванца не пустил, да еще и высказался, что мол ни ломаного гроша от него никто, кроме молодого фон Элха, вас то бишь, не получит. Тут на глазах всего селения, а сбежались и стар, и млад, да и я там среди остальных стояла, колдун нашего старосту и порешил. Никаких при этом заклинаний не выкрикивал, руками в воздухе не дергал, даже близко к дяде Карлу не подошел. Только раз-два, и староста, точно куль с телеги, плашмя лицом в землю рухнул. Гансик с друзьями к нему подбежали, перевернули, а тот уже и не дышит. И лицо у него такое… бабы деток на руки скорехонько похватали и по домам. От сглазу подальше. В общем, мужики выбрали нового старосту, посговорчивее, заплатил он колдуну. Пришлось всем пояса туго подпоясать, но жизнь-то дороже.

- А как убили колдуна? Мне рассказывали, из-за тебя все произошло? Или нет? – Фридрих ободряюще кивнул девушке. – Рассказывай дальше.
- Я за Гансика, сына шорника, просватана была. Весной сговорились свадьбу сыграть. А тут на беду заприметил меня колдун в толпе. Глаз-то у него на худое зоркий. Уж не знаю, для чего я ему понадобилась – по женской части или для чародейства какого – но приказал он прислужникам меня в замок отвезти. Жених мой на выручку мне кинулся, хоть старая Ханна – мать его – завопила: «Стой, дурачина! Стой!» - и как кошка в него вцепилась. Лучше бы он ее послушался… - тут ровный голосок Марии задрожал, и на глазах выступили слезы. Она громко шмыгнула носом, сглотнула и продолжила. – Убил гад этот моего Гансика, за просто так сгубил. Тот трех шагов добежать не успел. Упал. Не знаю уж, что со мной тогда сотворилось, но только я в ноги колдуну упала, в сапоги его лицом уткнулась и как волчица завыла. На вой этот братишка старший и прибежал. Его, когда этот ирод в селенье наведывался, из дома – от греха подальше – не выпускали. Так он дверь вышиб – понял, сердешный, что сестренку обижают. Полено на ходу схватил и на колдуна попер. Прислужники чародеевы и пальцем не шевельнули, ждали, что сейчас колдун сам с Михелем разделается. Ан нет! Братец гаду поленом прямо меж бровей заехал. Бумс! У того голова, как тыква гнилая, треснула. Тут мужики, не будь дураками, всех чародеевых прихвостней мигом повязали.
Мария помолчала немного и продолжила:
- Потом лекарь заезжий рассказывал, что у чародея этого не настоящее колдовство было. Что супостат этот – пыси… писи…, в общем, мозгоед по нашему. Якобы в голове у нас все-все, что мы в жизни видели и слышали, сохраняется, как зерно в амбаре. А чтоб от избытка памяти человеку худо не было, там словно стена такая особая стоит. Для защиты. Так колдун в стене этой с дверей все замки и защелки мигом сшибал и двери настежь распахивал. Воспоминания оттуда – хлысь дурным потоком. Вот голова изнутри и лопалась. А у Михеля нашего только и памяти, что про вчерашний день. Он ведь с рождения дурачок. Только матушку, батюшку, меня и собачку Тявку и помнит. Даже корову нашу с соседскими путает. Только такому, как он, колдун повредить и не мог. Дурачка-Михеля – Богом отмеченного – и раньше все жалели и любили, а теперь он Героем стал. Да вот же, и он сам!

Из дальнего угла двора, поддергивая на ходу нетуго подпоясанные штаны, топал здоровенный детина с широкой детской улыбкой на щетинистой физиономии.
- Ты мне гостинец принес? – издали протянул он лопатообразную ладонь барону. – Вкусный? Давай.
- Не обижайтесь, господин, его все балуют. Без подарка к нам никто и не заходит. Он ведь Герой.
- Тебе сестра много гостинцев купит. Вкусных. Держи.
Фридрих положил в протянутую руку золотую монету и протянул толстый кошель покрасневшей Марии:
- Не отказывайся, милая. У сестры Героя должно быть богатое приданое.
А Герой, покрутив блестящий кругляш, отбросил его в сторону, сгреб на колени собачку Тявку и стал выбирать блох из ее пегой шерсти.
Tags: графомань, конкурсное, проза, сказки, творчество, фантастика
Subscribe

  • Браузер спятил

    Открываю журнал Edge, а он вчерашнего дня не кажет. Причина? Он решил, что новая неделя с воскресенья начинается, и субботу в список просмотров…

  • Чтоб було

    Интересный аудио-подкаст про русский язык. Авось, будет время, и толком его отслушаю. Розенталь и Гильденстерн И да - глюк с комментами таки был в…

  • ???

    Что за хрень с отправлением комментов? У меня со вчерашнего дня бесючий баг - коммент отправляется (и происходит его публикация), кнопка становится…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments

  • Браузер спятил

    Открываю журнал Edge, а он вчерашнего дня не кажет. Причина? Он решил, что новая неделя с воскресенья начинается, и субботу в список просмотров…

  • Чтоб було

    Интересный аудио-подкаст про русский язык. Авось, будет время, и толком его отслушаю. Розенталь и Гильденстерн И да - глюк с комментами таки был в…

  • ???

    Что за хрень с отправлением комментов? У меня со вчерашнего дня бесючий баг - коммент отправляется (и происходит его публикация), кнопка становится…