старая кошь Басько (basja_n) wrote,
старая кошь Басько
basja_n

мои рассказки

Рассказик с финала Колфана. Хохма. Мистико-фантастическая. На тему питерских коммуналок.

Оченно надеюсь, что у него таки предпоследнее место, а не последнее, так как ругали в обсуждалке от души.

Кто еще не понял: Змея Подколодная = Жестянщик. Хи-хи.

Жизнь моя, жестянка


Аристарх Борисович любил петь. Пел он, в основном, дома в местах общего пользования при исполнении ежедневных гигиенических процедур. Дело, надо сказать, происходило в коммунальной квартире старого питерского дома с толстыми, хоть и изрядно потрескавшимися от времени стенами – стенами с весьма неплохой звукоизоляцией. Поэтому он никак не мог понять возмущения Арины Леокардовны – его почтенной соседки-пенсионерки, которая каждый раз била сухим острым кулачком в выкрашенную масляной краской цвета беж дверь санузла и визгливо предлагала ему немедленно замолкнуть, иначе... Варианты этого «иначе» со временем модифицировались, все остальное изменению не подвергалось годами.
Вот и сегодня – не успел он выдавить на помазок тонкую струйку лимонного крема для бритья и запеть песню водяного из «Летучего корабля», а смотрел Аристарх Борисович по старенькому телевизору исключительно детективы, мультики и футбол – не успел как следует намылить сизоватую от щетины круглую щеку, как зловредная соседка уже исполнила очередное стаккато, сопровождаемое весьма немузыкальными воплями. Он, как обычно, проигнорировал назойливую пожилую даму.
- Эх, жизнь моя, жестянка, а ну ее в болотоооо! – громко, душевно, хоть и очень фальшиво выводил певун, когда сквозь дверь до него отчетливо донеслось:
- Чтоб ты сам в болоте сгинул со своей жестянкой вместе, горлопан проклятый!
После чего соседка сделала то, на что до сих пор почему-то не решалась – выключила свет. Оказавшись в полной темноте, Аристарх Борисович сначала растерялся, потом попытался сориентироваться, зацепился за какую-то полочку, ноги его скользнули на пенно-водяной лужице, и он рухнул вниз.
- Убила, ведьма! – мелькнуло перед потерей сознания.


Очнувшись, пострадавший сначала не мог понять – кто он и где он? Если с первым разобрался быстренько: Аристарх Борисович Тюлькин, сорока восьми лет, экспедитор фирмы «Наша Маша», то второе оказалось не в пример сложнее. Во-первых, он точно помнил, что до обморока был одет. Не в костюм-тройку, конечно, но шлепанцы, желтая майка с Бэтманом на груди и тренировочные с генеральскими красными лампасами явно присутствовали. Сейчас же он оказался абсолютно голый. Во-вторых, этот факт он установил методом тщательного ощупывания, так как вокруг было так темно, как в зад…, в общем – совсем темно. Кроме того, в помещении, где он находился, потолок позволял только сидеть, согнувшись в три погибели, или ползать на коленях, опустив при этом голову. Но Аристарх Борисович не заробел, а принялся исследовать обстановку, тем более, что гладкий ровный пол позволял скользить. Результат обескураживал. Комната была абсолютно круглой формы с плоскими потолком и полом. Все вокруг металлическое, и ни малейшего намека на окно, дверь или люк. Почесав лысеющую голову, Аристарх Борисович призадумался.
Вспомнилась случайно увиденная по телевизору научно-популярная передача. В тот вечер любимая команда второй тайм вяло вела со счетом «один-ноль», и он задремал в кресле, а когда проснулся, вместо «Зенита» и стадиона Петровский – студия с двумя «говорящими головами». Вертлявый ведущий беседует с молодой истеричной бабенкой. Ее, как она утверждает, неоднократно похищали инопланетяне для проведения разных, в том числе – весьма пикантных опытов. Именно пикантность не позволила ему сразу выключить подобную ерунду, а сейчас от этого воспоминания струйка холодного пота потекла по голой спине.
Инопланетяне… Для опытов… Он в летающей тарелке!
Вот и объяснение странностей круглой комнаты.
От ужаса Аристарх Борисович снова отключился и очнулся только от луча резкого света, бьющего прямо в глаза.
Он лежал на такой же холодной, как раньше, поверхности, но конечности и голова были жестко закреплены. Зеленоватый свет раздражал привыкшие уже к темноте глаза и заставлял жмуриться. Сильно хотелось пить и еще сильнее – в туалет.
Вот что-то темное нависло прямо над ним: упитанный спрутоподобный пришелец в веселеньком оранжевом комбинезончике, из которого высовывались четыре щупальца – в каждом какое-то режущее приспособление – изогнулся над лицом несчастного, поцокал клювом, подмигнул левым рядом круглых водянистых глаз и почему-то голосом врачихи из далекого детства сказал весело:
- Не бойся, маленький, я тебя небольно разрежу – чик, и все.
Аристарх Борисович заорал и… проснулся. Проснулся не на своем диване и не на больничной койке, а, увы, все в той же темной комнате без окон и дверей. Замерзший и злой, с затекшей от неудобного лежания спиной он по-прежнему был замурован. Осьминог с инопланетными скальпелями оказался кошмаром, но больше ничегошеньки не изменилось.
Ничего? Нет, помещение слегка закачалось и стало явно перемещаться в пространстве.
- Летим, - обмирая, пробормотал похищенный и попытался прижаться к гладкой стене, но это ему не удалось. Болтанка бросала его с одной стороны в другую, и почти переваренный завтрак в конце-концов фонтаном извергся наружу.
Спустя какое-то время, качка прекратилась, а чуть позже сверху показалась полоска света – не зеленого, как во сне, а вполне обыкновенного. Натерпевшийся неудобств Аристарх Борисович пополз прямо туда, тут же получил чувствительный тычок в спину чем-то тупым и тяжелым и возмущенно завопил.


На детской площадке расположились три приятеля. Собрались они не просто так, а отметить окончание очередного трудового дня. На рекламной газете была разложена немудреная закусь к поллитре «Пшеничной» – буханка черного хлеба, пара обветренных плавленых сырков «Дружба», уже вскрытая банка маринованных огурцов и неизменная «тюлька в томате».
Пока Саня ловко сковыривал крышечку с бутылки, а Леха нарезал толстыми ломтями хлеб, Витек орудовал тупым консервным ножом. Лезвие сорвалось в центр, и он тюкнул во что-то юрко-скользкое. Оно, кажется, шевелилось. Из банки послышались непонятные звуки и слегка завоняло.
- Что-то мне эта консерва не нравится, - буркнул Витек и размашисто запустил полуоткрытую жестянку в кусты.


Арина Леокардовна так и не смогла выяснить, куда исчез ее надоедливый сосед, хотя около года с упорной регулярностью посещала участкового Петровича. А Василиса Микулишна из третьей квартиры по большому секрету всем во дворе рассказывала, что у нее завелся маленький поющий домовой.
Tags: графомань, проза, творчество
Subscribe

  • Посмотрело

    Дожевала на ютубе видеоадаптацию комикса "Сладкоежка"/"Sweet Tooth" (сериал дальше первой серии смотреть не стала - отсмотревшие сказали, что…

  • Посмотрело/читаю

    Досмотрела китайский энтомологический детектив "Разбить кокон" (на ютубе просто "Кокон")/ "Po Ying" (2020) - 24 серии. Структура: есть сквозная…

  • Поздравляю!

    Прямо здесь. Всех френдов и читающих. По ленте - пардоньте - ходить и комментить не буду, что-то настроение поганое, не стану его транслировать.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 43 comments

  • Посмотрело

    Дожевала на ютубе видеоадаптацию комикса "Сладкоежка"/"Sweet Tooth" (сериал дальше первой серии смотреть не стала - отсмотревшие сказали, что…

  • Посмотрело/читаю

    Досмотрела китайский энтомологический детектив "Разбить кокон" (на ютубе просто "Кокон")/ "Po Ying" (2020) - 24 серии. Структура: есть сквозная…

  • Поздравляю!

    Прямо здесь. Всех френдов и читающих. По ленте - пардоньте - ходить и комментить не буду, что-то настроение поганое, не стану его транслировать.…