старая кошь Басько (basja_n) wrote,
старая кошь Басько
basja_n

мои рассказки

На Колфане, как и думала, пролетела так же, как на Грелке.
Обидно, что первая моя попытка написать серьезный фантастический рассказ, а не сказочку или хохму про мурррчела и энтомоида, оказалась такой неудачной.
Правда, вина моя в том, что поэкспериментировала в выдавливании из него элементов "слезодавилки", получилось весьма сухо, а по отзывам в обсуждалке - малопонятно.

В общем - вот этот комковатый первый блин.

Тест на человечность


Из энциклопедии:
ксенофобия (Xenophobia) – происходит от греческих слов «ксенос» (незнакомый) и «фобия» (боязнь).
Ксенофобия – это любая постоянная, иррациональная или чрезмерная боязнь (или ненависть) к чужакам: иностранцам или незнакомцам.



День X. Ночь.

- Пришли. – Янка набрала код на последней бронированной двери, та бесшумно распахнулась, и на них хлынул ослепительно яркий, после мрака лабиринта, ядовито-белый свет. Клиент рефлексивно сощурился, а проводник, за пару минут оценив обстановку внутри, хрипло выругалась. Мужчина понял Янку, когда его глаза обвыклись и смогли рассмотреть помещение: «чистильщики» сработали грязно, очень грязно – одним ДФ дело не ограничилось, предварительную зачистку делали огнеметами, добивали дубинками или палками. То, что осталось от фиков, интереса ни для кого больше не представляло.

* * * * *

Из энциклопедии:
Дезфермокилл (сокращенно ДФ) – нанопрепарат быстрого действия; при попадании в кровь проводит экспресс-тест на наличие модифицированных генов; при положительном результате включается ферментативный цепной процесс уничтожения нервных клеток.

Из инструкции по применению ДФ:
стрелять нужно в область головы или шеи, в таком случае смерть объекта наступает практически мгновенно.


* * * * *

За два дня до событий.

В маленьком открытом кафе сидят трое мужчин, но Янка сразу вычислила того, кто назначил ей встречу. Вычислила по напряженным мышцам лица, по позе, по выражению глаз. Второй мужчина – деловой толстячок с залысинами – что-то кликал на портативе, машинально отхлебывая кофе. Третий посматривал то на часы, то на поворот улицы. Судя по вялому букетику на столе, он ждал опаздывающую подругу. Место удобное: днем практически безлюдное, так как контор рядом нет, а туристы в эту часть города попадают, только изрядно заблудившись.
Еще раз прикинув обстановку, она подошла.
- Привет! – Янка плюхнулась на стул напротив клиента. – Ты Тод?
Мужчина молча кивнул.
- Серый передал, тебе нужен проводник. Обещал, что ты надежен. Не знаю, что ты, парень, наплел ему, он чужаков не любит. Ты в курсе, сколько я стою?
- Да.
- Тогда так: четверть за то, что я засветилась и пришла, отдашь сейчас, остальное, если я соглашусь, после дела. Рассказывай.
Заметив неуверенность клиента, девушка добавила:
- Здесь нет прослушки, всем нас**ть на то, о чем мы говорим и чем занимаемся.
Она положила остренький подбородок на сцепленные поверх стола руки и хмыкнула.

Тод ответил не сразу. Заранее приготовленные убедительные фразы скомкались, как только он увидел эту тощую девчонку с радужным ежиком волос над насмешливым злым лицом. Не таким он представлял себе проводника. Но Серый сказал: «Она – супер!».

* * * * *

Из архива:

2047 год –новый прорыв в генетических исследованиях. На сей раз не очередная расшифровка кода, клонирование или создание химер, а работа по изменению генетической информации в яйцеклетке в момент ее оплодотворения.

2053 год – результаты исследований с животных переносятся на человека, Единая Христианская церковь выражает протест – вторжение в образ Божий! Дацан Тысячи бодхисатв держит нейтральную позицию. Члены Храма Падшего ангела ликуют.

2069 год – решением международной Комиссии по правам человека исследования признаны опасными и негуманными, ученых обязывают свернуть их в течение года.


* * * * *


День X. Вечер.

Они осторожно, шаг в шаг, шли по катакомбам подгорода, и Янка машинально еще раз прокручивала в голове разговор в кафе.
Клиент оказался еще тем типом, сказал, что хочет найти жену и сына, которые после провала теста на «хомо-стандарт» исчезли из дома, даже не попрощавшись. Будто у них было на это время! Он под конец даже вышел из себя – прошипел, что ему, мол, плевать, что его сын фик, это его сын, понимаешь, подружка, сын, и он должен их разыскать.
Она, конечно, проверила информацию. Этот Тод, на самом деле – Теодор Ковальски, не врал, и фотки в архивах были: симпатичная молодая женщина и шестилетний улыбчивый пацан с ямочками на щеках. Малыш засыпался, когда мать привела его в школу на первичный медосмотр.
Тод, в принципе, прав: большинство фиков отираются недалеко от родных мест, а лагерь, в который она его ведет, крупнейший в подгороде. Модификанты не хотят умирать в резервациях, больше напоминающих помесь вивария и концлагеря. Они скрываются от властей, прячутся от охотников, отбрасывают старые имена, поэтому найти кого-то, не захотевшего дать о себе знать, можно, только обходя лагеря и самому расспрашивая фиков.

А Тод, натыкаясь на стены в узких лазах, вспоминал.
Вот они впервые встретились с женой. Лина в открытом летнем платье. Порыв ветра сорвал белую шляпку с пушистых волос, он поймал ее на лету – весьма веская причина, чтобы познакомиться с симпатичной девушкой.
Пару месяцев спустя. Она рассказывает о приюте, а он глупо шутит, что всегда мечтал жениться на сироте, чтобы не иметь дела с тещей.
Год спустя. Родился Лесь – маленький комочек их общей плоти и крови.
Лина не знала, что она фик. Приют скрывал информацию, что было возможным до введения теста.
Тода охватывает бешенство, и он так громко скрипит зубами, что Янка вздрагивает.

* * * * *

Из архива:

2072 год – в СМИ появился ряд статей о том, что модифицированные гены доминантны, по всему миру прокатилась волна истерии.

2075 год – Конгресс по правам человека поднимает вопрос о правах модификантов.

2077 год – законопроект «Homo modificus» провален большинством голосов; в некоторых странах узаконена лицензионная охота на модификантов.


* * * * *

День X. Ночь.

- Мы же не знали точно, что они здесь, - Янка говорит только потому, что молчать еще тяжелее. – В подгороде еще два больших лагеря, поищем там.
Она садится на пол, достает флягу и жадно пьет тепловатую воду, проталкивая вглубь тошноту. После тягучей паузы добавляет:
- Моя мать попала в такую же облаву. Первую в нашем подгороде… Убили всех. Иногда я жалею, что тогда оказалась наверху… После резни доступ в лагеря сильно ограничили, даже для родственников, и появились проводники.

Тод, кажется, не слышит, что рассказывает Янка, в его куртке – лицензия. Зачем она теперь, когда профессор Луц мертв, как и его богопротивные создания, и он не сможет плюнуть в мерзкую рожу отца чудовищ, увидеть его предсмертный ужас? Добрый дедушка профессор, лечивший приютских сироток. Клятва отомстить над безымянной могилой на заднем дворе навсегда останется только словами. И все же, он пожал бы руку тому, кто спалил эту тварь!
Лицензия больше не нужна, но у него есть еще кое-что.
Тишину обрывает ровный голос Тода:
- Не надо других лагерей. Мы в расчете.

* * * * *

Из архива:

2079 год – модификанты в большинстве европейских стран объявлены чумой генофонда планеты; узаконен тест на «хомо-стандарт», который обязаны пройти все, кто работает или учится в государственных учреждениях.

2081 год – в большинстве стран Евросоюза, Объединенной Америки и Ближнего Востока модификантов обязывают пройти регистрацию и добровольно отправиться в резервацию; незарегистрированные модификанты лишаются всех гражданских прав.

2082 год – изобретен Дезфермокилл.


********

День X. Финал?

Измученная Янка смотрела в пол и не видела, как скривились губы мужчины в злой усмешке, как он выдернул руку из кармана, как беззвучно вылетел маленький шприц.
Она смотрела в пол и улыбалась тому, что Тод сказал минуту назад, он ведь сказал, что все закончено. Дело закончено, значит она получит свои деньги, купит много таблеток счастья и уплывет от этих кошмаров на маленький тропический остров с голубой лагуной и разноцветными крикливыми попугаями, на остров, который она всегда видит в сказочных снах.
Когда игла вонзилась в щеку, Янка ничего не почувствовала. А Тод громко расхохотался и истерично выкрикнул: «Я люблю тебя, Чарли!»* Ее распадающийся на миллиарды умирающих клеток мозг так и не понял, почему он назвал незнакомое имя.
- И ад следовал за ними… - Тод убрал шприцемет, вытащил револьвер, снял предохранитель, приложил к виску, подержал несколько минут и опустил руку.
- Черт, не дури, твоя голова еще пригодится, - буркнул он, перешагнул тело проводника и, чуть пошатываясь, пошел к пролому, сделанному «чистильщиками».



* «Я люблю тебя, Чарли!» - фраза из романа С. Кинга «Воспламеняющая взглядом».
Tags: графомань, проза, творчество
Subscribe

  • Мои рассказки

    Ну, и основной текст на Зарисовке, который я едва затолкала в 6 000 знаков, а уж в 2 000 он бы не влез никогда. В отличие от предыдущей миньки…

  • Мои рассказки

    В общем - таблицы общих результатов пока нет, а я в Сеть выползу только вечером. Так что заброшу миньки в жужу сейчас, а на складирование в СИ…

  • Мои рассказки

    Второй текст, он побольше, я выкладываю в неподзамочной записи, потому как никаких особых читательских эмоций на игре он не вызвал. :) Это какбэ…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments